Топ-100 Шесть лет ада — казахстанка рассказала о жизни в Сирии
  • 22 мая, 17:30
  • Астана
  • Weather icon +11
  • 379,01
  • 423,24
  • 5,9

Шесть лет ада — казахстанка рассказала о жизни в Сирии

Фото: Youtube

Одержимый религией казахстанец вывез жену в Сирию.

О шести годах жизни в Сирии рассказала казахстанка, уехавшая туда в 2013 году, передает корреспондент Total.kz.

«В 2010 году я вышла замуж за религиозного мужчину. Я не воспринимала и не понимала, что такое джихад. В 2012 году он уехал на работу и не сказал куда именно, спустя месяц он вышел на связь.Тогда у меня была восьмилетняя дочь. Перейти из Турции в Сирию очень просто, там нет металлических ограждений. Мы прибыли в небольшое селение. Спустя неделю я хотела вернуться на родину, но муж сказал, что меня не примут обратно. До 2017 года я проживала там, там родила ребенка, боялась», — рассказала женщина на пресс-конференции в МИД РК.

По ее словам, попытки вернуться на Родину стала предпринимать с момента гибели мужа.

«Поддерживала связь с родными очень редко. Там есть специальное место, все разговоры контролируются, сообщить родителям о своем желании вернуться я не могла, если бы я сказала, меня бы казнили. Там родила двоих детей, в Казахстане одна дочь, в 2013 году родила сына, он умер в марте 2017 года, где и как он умер — я не знаю, у меня нет фотографий из-за отсутствия условий. Муж говорил, что все это во имя Аллаха. Там после смерти мужа выдерживают траур, а потом женщина остается на улице без каких-либо средств и условий», — подчеркнула она.

Она также отметила, что в Сирии есть женщины, которые выходили замуж по 19 раз.

«Никто не дает питание, не следят за состоянием здоровья, из дома выходить нельзя. Там есть разные женщины, мы общались с казахстанками, никто не говорит вслух о своем желании вернуться на родину, всех прослушивают», — заявила спикер. 

Казахстанка рассказывает, что когда за ними прилетел самолет и поздоровались на казахском языке, она была безумно рада.

«Я поняла, каким бы обманным путем я не уехала туда, я рада, что государство дало нам шанс вернуться на родину. В первый день возвращения я не понимала ничего, несмотря на то что мы четыре месяца уже здесь, у меня есть скованность в общении с людьми», — добавила она.

В заключение она призналась, что они с сыном болели по возвращении на родину, но сейчас акклиматизировались и чувствуют себя хорошо.

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.