Топ-100 Наум Шафер рассказал, кому достанется его бесценная коллекция
  • 21 июля, 17:48
  • Астана
  • Weather icon +32
  • 384,87
  • 432,52
  • 6,11

Наум Шафер рассказал, кому достанется его бесценная коллекция

Фото: e-history

Основатель единственного в мире музея грампластинок рассказал о будущем коллекции.

Знаменитый ученый и основатель единственного в мире музея грампластинок 88-летний Наум Шафер выступил с официальным заявлением. Профессор сообщил, кому после смерти оставит свою бесценную коллекцию, передает корреспондент Total.kz.

В настоящее время вокруг музея и принадлежности 27 тысяч граммофонных и виниловых пластинок, которые всю свою жизнь собирал ученик Евгения Брусиловского, разгорелся нешуточный скандал. Местные власти в рамках оптимизации бюджетных расходов приняли решение лишить уникальный культурный объект самостоятельного статуса и сделать его филиалом музея литературы и искусства им. Бухар Жырау. Известный коллекционер и музыковед встретился с журналистами, чтобы прояснить свою позицию.

«Я сейчас не говорю о том, чтобы сохранили мое имя в истории, и о себе не пекусь. Есть музей, называется дом-музей Шафера, пусть он называется как угодно. Лишь бы коллекция была сохранена и служила республике, в которой я прожил всю свою сознательную жизнь. Все! Никаких других требований у меня нет. Она безвозмездно, бесплатно завещана республике. Она считается моей прижизненно, а так фактически она принадлежит (Казахстану – прим. Total.kz.), я написал завещание. Но о завещании, вы знаете, говорить неэтично, но я вас заверяю, что никто из моих родственников, даже самых ближайших, ни дочь, ни внуки мои не претендуют ни на одну пластинку. Все остается — это я официально заявляю — Республике Казахстан», — сказал профессор Шафер.

Он напомнил, что его не раз просили продать коллекцию за рубеж, но он придерживается другой позиции. Ученый также опечален тем, что в Казахстане практически никто не занимается изучением истории грампластинок.

«В музее есть сотрудники, есть другие специалисты. Но таких людей, чтобы тщательно и глубоко изучали именно звукозапись, историю грампластинок, к сожалению, нет. А у нас богатейшая в мире коллекция. Сами пластинки нуждаются в уходе, бережном отношении, чтобы соблюдался температурный режим при хранении. Сам я постоянно нахожусь в стадии изучения проблем, связанных с историей и теорией звукозаписи. Она мне просто нужна. Поэтому, чтобы не передать сразу коллекцию, а потом писать заявление, прошу допустить меня к пользованию этими материалами. Вот поэтому я написал завещание, а пока сам работаю с этими пластинками», — пояснил Наум Шафер.

Основатель единственного в мире музея грампластинок на днях отметил свой 88-й день рождения. Сейчас он практически не видит, но активно продолжает работать. 

«Все спрашивают о стоимости. Как можно оценить то, что не поддается оценке? Да, есть частные коллекционеры в мире, которые могут назвать стоимость той или иной пластинки. Но это для продажи или аукционов. У нас есть редкие пластинки. Приезжали даже англичане, я ставил им их музыку, и они хватались за сердце, ведь даже у них не осталось ни одного экземпляра тех или иных пластинок. Не обращали в те времена особого внимания, не уберегли. У нас же огромный фонд. После одной из бесед с Евгением Брусиловским я объездил все аулы, изучал фольклор и собирал пластинки. Сначала объездил всю Алматинскую область, потом другие регионы, когда вернулся домой в Павлодар, объездил все села Павлодарской области. Так у нас собрался уникальный фонд казахской музыки», — продолжил Наум Григорьевич.

Шафер прокомментировал журналистам предложение от управления культуры, архивов и документации области перейти на должность методиста музея.

«На первых порах мне предложили должность методиста. Я страшно был удивлен. Просто боюсь, и смешно, и горько, ведь буду выглядеть смешным в глазах коллег. Потому что они знают меня как профессора. А тут предлагают стать методистом. Ну, я не знаю. Я сказал им, если вы меня переведете на должность научного сотрудника, то это вполне нормально, будет правильнее. Потому что активным сотрудником я уже не могу. В силу возраста сейчас у меня плохо со зрением, но в качестве научного сотрудника я еще могу принести много пользы и многим помочь. Я думаю, что окончательное решение на счет оптимизации нашего музея должны принимать на республиканском уровне, республиканские власти, те, кто поддерживал нас. Ведь сам Нурсултан Назарбаев дал нам высокую оценку и сказал, что мы делаем большое дело. Я не против оптимизации, я человек абсолютно законопослушный. Если государственная политика считает, что музей Шафера должен быть оптимизирован, то пожалуйста. Но не такими методами. Полагаю, что во всем должен быть индивидуальный подход», — резюмировал профессор Наум Шафер.

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.