Топ-100 Ашимбаев: Таможенные войны — это квазиэлитный передел бюджетных потоков
  • 20 июня, 03:47
  • Астана
  • Weather icon +15
  • 339,95
  • 392,64
  • 5,3

Ашимбаев: Таможенные войны — это квазиэлитный передел бюджетных потоков Эксклюзив

Фото: Українські Новини

Казахстанский политолог Данияр Ашимбаев считает, что, поскольку коррупция на таможне, кроме прочего, служит социальным интересам, искоренить ее нереально.

Также эксперт ответил на вопросы Total.kz о подоплеке конфликтов с Кыргызстаном и о том, какую позицию в процессе занимает ЕАЭС.

ТОТАЛ: Коррупция на Хоргосе уже вошла в легенду. Почему после многочисленных «посадок», конфискаций и скандалов, повторяющихся едва ли не каждый год, мы вновь слышим об ОПГ на таможне, да еще и международной?

АШИМБАЕВ: У нас гигантский товарооборот с Китаем. Прежде всего, Хоргос — автомобильная таможня. На грузовой таможне, какой является, к примеру, «Достык», сложно создать проблемы, поскольку идут крупные партии, а на Хоргосе сама структура таможни подразумевает возможность организации коррупционных схем: искусственные задержки товаров, сложности с оформлением, так как там достаточно много частников. Естественно, какими бы низкими не были пошлины, любой коммерсант стремится к минимизации потерь. Пока есть возможность сэкономить 100-200 долларов с партии, тонны или с фуры, схемы будут работать. Есть возможность и для контрабанды, и для проведения всех мыслимых «серых» схем.

Из-за отсутствия собственной электронной, легкой и прочей промышленности потребность в китайской продукции в стране огромна. Внутренний рынок нуждается в дешевой продукции, которую в больших объемах дает КНР, а сама структура хоргосской таможни и ее специфика дают возможность обеспечивать рынок товаром по соответствующим ценам. Поэтому, сколько бы мы ни наблюдали коррупционные и скандальные эпизоды непосредственно на Хоргосе и на таможне в целом, практически сразу после очередной волны арестов к власти приходит очередная ОПГ.

Происходит сплачивание «черного» и «серого» бизнеса с контрабандистами, таможенниками и с курирующими их правоохранительными органами. Годами можно видеть, что схема воспроизводится исправно. К тому же с созданием Таможенного союза и отменой таможенных пошлин Хоргос позволил завозить огромное количество продукции не только в Казахстан, но и в Россию, Белоруссию и другие страны.

Кампания по борьбе за контроль над коррупцией

ТОТАЛ: То есть искоренить масштабную коррупцию на таможне нереально?

АШИМБАЕВ: В самой модели заложен принцип службы коррупции социальным интересам, так как товар реализуется по низким ценам. Разумеется, происходит и незаконное обогащение. Какая бы тарифная политика ни проводилась, экономический эффект от контрабанды остается существенным, как и недополученные бюджетные средства. В силу сказанного, некоторые кампании по борьбе с коррупцией становятся кампаниями по борьбе за контроль над этой самой коррупцией. Предыдущее разоблачение таможенников оставило тягостное впечатление, и что происходит сегодня, тоже не совсем понятно. Речь, безусловно, идет не об одном Хоргосе, но также о таможнях в Алматинской и Жамбылской областях, связанных с торговлей с Кыргызстаном. Тот же рынок «Дордой» комплектован китайской продукцией. С давних времен говорят: в таможню идут работать не для борьбы с контрабандистами, а для обогащения на контрабандных схемах. Поэтому без системных усилий, принципиальных, бескомпромиссных, основанных на высоких моральных устоях, в наличии которых заранее возникают глубочайшие сомнения, ситуация будет оставаться прежней. Будут создаваться очередные преступные сообщества, через некоторое время их будут уничтожать, а затем они воспроизведутся вновь. Насколько можно судить, добиться коренного перелома здесь просто нереально.

Передел рынка?

ТОТАЛ: Сегодня ходят слухи, что очередное громкое задержание таможенной ОПГ – или следствие внутриэлитной борьбы, или же следствие попыток казахстанской элиты, скажем так, побороться с определенными элитными группами в Кыргызстане, живущими за счет контрабанды.

АШИМБАЕВ: Понятно, если контрабандный коридор обеспечивается с одной стороны, он обеспечивается и с другой. Думаю, встроенность в схемы казахстанцев и кыргызов на одном участке, казахстанцев и китайцев — на другом присутствовала и будет присутствовать. Возможно, речь идет о переделе сфер влияния: кто будет партнером, как распределится маржа и т.д. На мой взгляд, большинство «таможенных войн» — это не только борьба с преступностью, но и квазиэлитный передел бюджетных потоков. В нашем истеблишменте есть лица, ориентированные на восточный и южный таможенные потоки. Соответственно, есть они и в соседних странах. Судя по таможенной статистике товарообмена между Казахстаном и Китаем (насколько цифры сопоставимы в отношении Казахстана и Кыргызстана, пока данных нет), можно говорить, что все стороны задействованы в процессе.

ТОТАЛ: Сразу после задержания таможенной ОПГ появилась версия о том, что конфликт Казахстана с Кыргызстаном, вызванный, по мнению большинства, реакцией экс-президента КР Атамбаева, имеет другую подоплеку, и теперь он разгорается вновь.

АШИМБАЕВ: Безусловно, такая версия имеет право на существование. Казахстан двигал своего кандидата (в президенты КР – прим. ИА Total.kz), в форме, которая не очень принята на постсоветском пространстве: когда одна из сторон почти открыто продвигает кандидата от оппозиции, помогает ему и поддерживает. Вероятно, это было во многом связано с коммерческими делами, были затронуты казахстанские интересы в Кыргызстане, как и кыргызские — в Казахстане. Поскольку политика у нас является прикладной функцией даже не экономики, а бизнеса, причем конкретного бизнеса, поэтому, естественно, что конфликт с Кыргызией во многом связан с таможенными вопросами. А где таможня, там и контрабанда, «черный» и «серый» рынки. Есть к тому же и проблемы огромного наркотрафика.

ТОТАЛ: Будет ли раскручиваться новый виток конфликта с соседями, возникший из-за задержания депутата Жогорку Кенеша?

АШИМБАЕВ: Пока не определятся старые игроки или новые не договорятся между собой, проблемы, разумеется, будут. Однако и Кыргызстан не может жить без таможенного коридора, и Казахстану он необходим, поэтому все уладится. Шумиха останется социальным сетям.

ЕАЭС к «разруливанию» не готов

ТОТАЛ: А где в происходящем место ЕАЭС? Мы помним, что в предыдущем конфликте между РК и КР структуры союза совершенно не были задействованы. Путин демонстративно отмолчался в ответ на обвинения Атамбаева в адрес Казахстана.

АШИМБАЕВ: Компетенция надгосударственных органов достаточно ограничена. Чтобы вмешиваться в двусторонние отношения, у ЕАЭС не хватает влияния. К тому же чрезмерная политизация такого конфликта может привести, вероятно, к ухудшению позиций самого ЕАЭС. В определенных случаях все замирают в ожидании того, что процесс «разрулится» сам по себе и на международном союзе конфликт не скажется. Если бы функционировали сильные надгосударственные органы, понятно, они отрегулировали бы происходящее жесткими мерами в отношении Казахстана и Кыргызстана. Но ЕАЭС не настолько силен, вопросы компетенции национальных правительств его структуры не затрагивают. Ни один из пяти членов ЕАЭС не готов поступиться такой серьезной долей суверенитета, чтобы лишиться контроля над бизнесом, в котором задействована элита.

ЕАЭС нуждается в дальнейшей эволюции, и в определенное время встанет вопрос о соотношении компетенции надгосударственных структур и национальных, но этот момент сильно политизирован, и многие не готовы его даже обсуждать.

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.