Топ-100 Нельзя экспериментировать на детях — педагог о реформах МОН РК
  • 15 ноября, 00:44
  • Астана
  • Weather icon -10
  • 388,49
  • 427,26
  • 6,06

Нельзя экспериментировать на детях — педагог о реформах МОН РК Эксклюзив

Фото: shymkent.edu.kz

Кандидат педагогических наук, профессор Зубаржат Боранбаева откликнулась на интервью учителя истории из Кокшетау.

Критическое интервью учителя истории Алии Ахетовой из Кокшетау, высказавшейся об обновленной учебной программе, вызвало нешуточный резонанс, вплоть до того, что на это интервью отреагировал министр образования и науки. Асхат Аймагамбетов сначала прокомментировал интервью учителя, а позже и встретился с ней лично. Корреспондент Total.kz обратился за комментариями к кандидату педагогических наук, профессору Зубаржат Боранбаевой, которая в 2017 году призывала объявить мораторий на новые учебники.

ТОТАЛ: Как вы лично и ваши коллеги отнеслись к заявлению педагога Алии Ахетовой?

БОРАНБАЕВА: Мне очень понравилось выступление учителя истории из Кокшетау Алии Ахетовой. Это смелый, честный, глубоко знающий свой предмет учитель. И раньше была критика обновленной программы образования — учитель физкультуры Ильяс Резванов из Шалкара высказывал в интернете свое мнение, что эта программа нацелена на слаборазвитых учеников. Так же была критика учителя казахского языка Айман Сагидуллаевой из Алматинской области, что она сама толком не понимает новую программу. Наталья Гебель из Актобе тоже писала, что реформа убивает школу и вынуждает не только русских, но и казахов эмигрировать из страны.

Алия Ахетова правильно сказала, что дети испытывают страх, тревогу, стресс. А учение должно быть в радость, с увлечением. Получается, за четыре года наращивают миллиарды тенге на подготовку новых учебников. Если изначально на это выделялось 27 миллиардов тенге, то уже в этом году сумма составила 47 миллиардов тенге. Это в то время, когда учителя получают мизерную зарплату, когда они в долг питаются в столовой! Эта реформа для того, чтобы выбить из госбюджета деньги.

ТОТАЛ: Насколько, на ваш взгляд, важна для ученика оценка, выставленная преподавателем? Может ли система СОЧ и СОР заменить привычную систему оценок?

БОРАНБАЕВА: Каждый ученик выполняет задания, чтобы получить оценку. В случае плохого ответа он может обратиться к учителю и попросить, чтобы его вызвали ответить на следующем уроке. В новой системе оценивается только конечный результат, суммарная оценка раздела и суммарная оценка за четверть. А оценка — это моральный стимул. Защитники реформы говорят, что ее результаты будут известны через 10-15 лет. Но, извините, сколько поколений неучей будет безграмотными? Нельзя экспериментировать на детях. Дети власть имущих обучаются за рубежом, а наши должны на себе испытывать все «прелести» нашего образования, которое с этой реформой зашло в тупик. Эта реформа была совершена без всякого эксперимента. Провели в школе Назарбаева этот эксперимент — и всё хорошо. Но ведь даже если в кандидатской диссертации предлагаешь новую систему изучения какой-то темы, например, «Изучение лирики в школе», требуется эксперимент. Разве об этом не знали реформаторы? Исключили абсолютно все этапы эксперимента, определяющие его ход. 

ТОТАЛ: А что предложили бы вы?

БОРАНБАЕВА: Нужно изучить плюсы и минусы старой системы образования. Должны быть экспериментальные классы и контрольные. Мы должны доказать, что в экспериментальных классах, которые занимаются по новой системе, знания учеников лучше. А в контрольных классах, занимающихся по старой системе, — хуже. Основной этап эксперимента — массовый. Эксперимент был проведен только в НИШ, где учителя получают по 300 тысяч тенге, и на собрании, проводимом МОН РК, одна педагог заявила, что стало лучше, кочнено, она будет обеими руками за реформы МОН. А должны быть конкретные письменные результаты. Необходимо было обсудить результаты эксперимента на совещаниях, на конференциях, заранее напечатать программу. Выслушать мнение учителей, родителей об этой программе. Ничего этого не было сделано.

 «Реформаторы» образования утверждают, что они хотят у учеников развить функциональную грамотность. Но, извините, с восьмидесятых годов двадцатого века у нас в школах и в ВУЗах достойное место заняло проблемное обучение, которое нацеливает обучаемых искать самостоятельно ответы.

ТОТАЛ: Согласны ли вы с системой выбора предмета учениками?

БОРАНБАЕВА: Откуда ребятам в 16-17 лет знать, что им больше пригодится — химия или биология? Раньше в мединституте сдавали химию, биологию и физику. В зарубежные вузы с таким выбором предметов не поступить. Выбор предметов подрывает основы общего образования. В чем заключалась система советского образования? Всем давали одинаковое образование, а сейчас — выбор предметов.

ТОТАЛ: Много разных мнений звучит в связи с законом о статусе педагога. Что вы об этом думаете?

БОРАНБАЕВА: Очень печально, что не учитывается общая выслуга учителя. Была система повышения заработной платы за стаж. А это и опыт, и знания. Сегодня же учителя работают вхолостую.

Казахстан присоединился к Болонскому процессу в 2010 году. Высшее образование стало двухступенчатым, я не говорю про докторантуру PHD, а говорю про бакалавриат и магистратуру. Очень хорошо, что в новом законе о педагоге за степень магистра будут доплачивать. Но необходимо, чтобы и выпускники педвузов, кто закончил обучение до 2010 года, были квалифицированы как специалисты. В Кыргызстане все, кто окончил вуз до принятия Болонского процесса, автоматически стали магистрами наук. И, естественно, имеют соответствующие оклады. Я очень жалею своих выпускников, которые получили хорошие знания и сейчас являются бакалаврами.

ТОТАЛ: Считаете ли вы, что интервью Алии Ахетовой хоть как-то изменит ситуацию?

БОРАНБАЕВА: Глава МОН РК встретился с учительницей Алией Ахетовой и пообещал, что преследования не будет, хотелось бы ему верить. Но этого мало, надо чтобы учителя, родители пришли к прежней системе обучения. Наша система обучения, основанная на советской, была лучшей в мире. Как говорит депутат Ирина Смирнова — наше образование хорошее, а было еще лучше.

Скажу о своем предмете — русский язык и литература. Программа ужасная. Совместно с коллегой из Москвы, главным научным сотрудником ИСРО РАО Жанной Критаровой я подготовила статьи о том, что не так в новых учебниках по русской литературе для казахских школ. Она отметила, что в казахстанских учебниках отсутствует элементарная логика и здравый смысл. Исключен из программы «Тарас Бульба» Николая Гоголя, который воспитал не одно поколение советских школьников в духе патриотизма.

В 2016 году напечатана типовая программа по методике преподавания литературы, в которой, как и положено, русская литература в казахской школе изучается в три этапа: 5-7 классы — литературное чтение, 8-9 класс — подготовительный курс и 10-11 классы — краткий систематический курс в историко-хронологической последовательности. Но в новых программах все смешалось. И в 5, и в 9 классе составитель программы дает только объяснительное чтение. Тематическое деление материала. А это было изжито в советской методике еще в 60-х годах прошлого века.

Программу должны составлять преподаватели вузов, которые ведут курс истории русской литературы XIX–XX веков. А корректировать, насколько это целесообразно для школьников, должны учителя. Просто учитель той же самой Назарбаевской школы не может составить программу, и в результате они включили туда писателей и поэтов, на которых выросло старшее поколение (Рождественский, Вознесенский, Евтушенко). В то же время новейшая современная литература осталась не у дел, по такой программе невозможно создать хорошие учебники. В одной обложке объединила два предмета русский язык и литературу, но интегрированного обучения этим предметам не получилось. Каждый предмет остался сам по себе. Оставляет желать лучшего уровень квалификации авторов учебников. И в школе и в ВУЗе мы обучаем детей литературному языку, поэтому упражнения про кукусю и пызявку не должны быть в учебниках. 

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.