Топ-100 Алматинские парковки: почему управляющая компания «хотела» 617 тенге за час?
  • 17 августа, 04:05
  • Астана
  • Weather icon +14
  • 360,87
  • 410,27
  • 5,4

Алматинские парковки: почему управляющая компания «хотела» 617 тенге за час?

Фото: Total.kz

Все, что вы хотели знать о платных алматинских парковках, но «стеснялись» спросить, в эксклюзивном материале редакции. Самые полные ответы на вопросы жителей города от топ-менеджмента проекта «Алматы Паркинг».

С лета 2016 года платные парковки в Алматы существуют как данность. К великому сожалению, мнение горожан в этом вопросе если и учитывалось, то в самом урезанном виде. Более того, в рамках грандиозных изменений, инициированных и воплощаемых в жизнь командой акима Байбека, количество платных парковок будет только увеличиваться. Общественный транспорт, велосипеды, пешеходные зоны минус автомобили — вот краткое содержание «сериала» о развитии городской инфраструктуры, «снятого» по мотивам концепции датского архитектора Яна Гейла.

Впрочем, это немного другая история, о которой Total.kz неоднократно информировал читателей. Сегодня мы поговорим о более конкретных вещах. В течение нескольких месяцев редакция скрупулезно собирала претензии алматинцев к автоматизированной системе платных парковок. Автолюбителей не устраивает количество паркоматов, непонятная система оплаты, отсутствие разметки и штрафы. Жителей городского центра пугает количество «автоконей», заполонивших их дворы, — так предприимчивые владельцы машин пытаются уклониться от платежей. Дошло до того, что возмущенные алматинцы всерьез рассматривали возможность установки дворовых шлагбаумов. Всё негодование выливалось в социальные сети, где страсти вокруг паркомест не утихают и по сей день.

После долгих переговоров нам удалось вызвать представителей проекта «Алматы Паркинг» на откровенный разговор. Отвечать на вопросы вызвались сразу три спикера — директор ТОО «Алматы СпецТехпаркинг Сервис» Марат Принбеков, финансовый директор организации Мухтар Базарбаев и директор по информационным технологиям Александр Тен.

Сколько стоит «дом» построить?

ТОТАЛ: С июля прошлого года редакция неоднократно обращалась ко всем участникам проекта учредителям и операторам с запросом рассказать о финансовой части проекта, но, к сожалению, ясного ответа так и не последовало. Из полученных писем следует, что инвестор не имеет четкого бизнес-плана по развитию системы платных парковок (расчеты — в работе, прогнозы — в разработке, а исполнитель не назначен), а о планах компании вообще предлагали прочитать в материалах других средств массовой информации. Складывается впечатление, что общественности попросту не желают предоставлять данные. Можете ли вы сейчас рассказать, есть ли четкий бизнес-проект, кто принимал участие в его разработке, сколько средств инвестировано, желательно с указанием статьи расходов, срока окупаемости проекта, когда ожидается прибыль, на чей опыт вы опирались при разработке проекта и т.д.?

ПРИНБЕКОВ: Конечно, есть. Вначале проект был презентован руководству города. В нем указывалась семилетняя модель окупаемости с первоначальной ставкой 617 тенге за час. При достижении точки безубыточности — при администрировании свыше 20 тысяч парковочных мест — тариф снизился бы до 100 тенге в час. Но, учитывая экономическое положение и пожелания, наверное, жителей, для более «мягкого» внедрения проекта, аким рекомендовал начинать тарификацию со 100 тенге в час Естественно, окупаемость проекта «ушла» за 10-12 лет. Для инвестора это, скорей, социальная нагрузка, нежели бизнес. Компания применяет наиболее современные технологии, каких нет даже в ближайшем зарубежье, в той же Москве. В Америке или Великобритании до сих пор пользуются аппаратами 70-х годов. Они исправно работают, и их даже не меняют. Нет карточной системы оплаты или солнечной системы энергоснабжения, к примеру. А современные технологии, применяемые нашей компанией, требуют определенных капиталовложений. Да и оборудование недешевое.

Наш Call-центр ежедневно собирает огромное количество звонков: кто-то жалуется, другие задают вопросы, третьи благодарят и высказывают какие-то предложения, а мы, исходя из этого, корректируем свою работу. Пользуясь моментом, хочу поблагодарить всех.

Кстати, изначально ставилась задача — безналичный расчет посредством банковских карточек, поэтому использовались паркоматы, как в Москве, но позже мы поняли, что наш город любит «шуршать» наличными деньгами. Компания пошла на определенные риски — купили аппараты дороже и прописали другой интерфейс. Нынешние аппараты британского производства осуществляют три степени действий, а у прежнего оборудования было семь.

Сейчас мы столкнулись с другой проблемой: человек платит больше, чем он потратил, соответственно, требует сдачу. А паркомат — это не банкомат. Сейчас наша техническая служба работает над тем, чтобы зачислять сдачу на мобильный телефон, который укажет клиент, либо на его парковочный счет. Думаю, к концу года порадуем наших автолюбителей новой функцией.

БАЗАРБАЕВ: Инвестировано примерно 1,37 миллиарда тенге с начала проекта. В 2018 году будет вложено порядка 700 миллионов, а в 2019-м — еще 700-750 миллионов тенге. После того как перейдем точку безубыточности, компания будет существовать за счет текущей выручки.

ТОТАЛ: А на что были потрачены 1,37 миллиарда тенге инвестиций?

БАЗАРБАЕВ: Львиная доля — это биллинг, программное обеспечение для парковочного оборудования, оборудование для парковок, колл-центра, фиксации номеров, интеграция с ДВД г. Алматы, обустройство парковок и парковочных мест и прочее. Дать более детальные сведения я не могу. Это закрытая информация.

ТОТАЛ: Но почему при внедрении системы нельзя было это предусмотреть? Вы не думали, что могут возникнуть такие проблемы?

ПРИНБЕКОВ: Мы опираемся на международный опыт. Европейские паркоматы, к сожалению, не предусматривают выдачу сдачи. Поймите правильно: мы берем все самое лучшее, что есть, но подобной функции, к сожалению, нет в мировом опыте. 

К примеру, недавно представители нашей компании были на выставке Intertraffic. Она проводится один раз в два года. Участие приняли лучшие разработчики, но мы не увидели ничего подобного. Возможно, в других странах не сталкивались с этой проблемой, а мы открыто ее признаем и пытаемся решить ее. И, я думаю, решим. В будущем мы намерены запатентовать свое ноу-хау. 

ТОТАЛ: Сколько на это потребуется времени?

ТЕН: Нам пока подтвердили техническую возможность. Они (европейские производители – прим. Total.kz) еще не знают, как это сделать. Все пока в теории, а не на практике. Нигде в мире этого еще не делали, поэтому и производитель парковочного оборудования, и разработчик парковочной интеграционной платформы будут реализовывать данный функционал впервые. Потребуется время на разработку, тестирование и внедрение подобного решения. Насколько быстро будет реализована эта задумка, сказать сложно. Возможно, осенью или к концу года.

ПРИНБЕКОВ: Как показывает мировой опыт, оплату за уличные парковки во всех странах принимают только монетами. Сдачу дают только на закрытых парковках со шлагбаумами. В Европе и Америке за парковку платят 1-5 евро в час, и никто при этом не возмущается. Мы же решили сделать как лучше и «грузим» себя дополнительной работой.

Кстати, 2018 год компания объявила Годом качества. Будут пересмотрены некоторые программы. Есть проблемы с дорожными знаками: время показало, что они не того качества — выцветают, покрываются ржавчиной и т.д. Улучшим мобильное приложение: к примеру, оно будет работать на площадочных парковках, сейчас там есть только наличная оплата монетами и купюрами в паркоматы. Для удобства пользователей оно станет проще, доступнее и информативнее. В этом компания видит большую перспективу. Например, в Москве более 80% автовладельцев пользуются мобильным приложением. Компании выгодней работать в электронном пространстве, чем с наличными. Чем меньше денег «уходит» на обслуживание, тем рентабельней становится проект.

Безубыточность как цель

ТОТАЛ: Возвращаясь к бизнес-плану, когда город получит дивиденды от деятельности платных парковок? Ранее представители ТОО «RR2» заявляли нам, что на получение дохода от своей доли, согласно подписанному договору, город имеет право лишь раз в три года. Где еще в Алматы предполагается создание сети платных парковок и существует ли социально-экономическое обоснование именно для размещения в этих районах?

БАЗАРБАЕВ: Точка безубыточности — когда по отчету о прибыли и убытках доходы будут равны расходам — это 20 тысяч парковочных мест. При этом прибыль нулевая. Сейчас в городе порядка 11 тысяч парковочных мест. Это значит, что мы движемся к точке безубыточности. По плану в 2018 году должно быть 15 тысяч парковочных мест. Это означает, что, наверное, в 2019 году мы достигнем точки безубыточности. После того как появится чистая прибыль, государство сможет получить дивиденды. Расчеты мои, бизнес-план составлял я. При подготовке бизнес-плана не были учтены пожелания по видеокамерам на тротуарных парковках, паркоматы на каждые 10 метров, аппараты по размену монет и т.д., поскольку этого нет в мировом опыте, который был использован мной при составлении нашей модели. Если будут дополнительные расходы, то это повлияет на бизнес-план и на окупаемость проекта. Кстати, 20 тысяч парковочных мест — это безубыточность при отсутствии резких валютных колебаний. Потому что все наше оборудование производится не в Казахстане. Запчасти мы привозим. Даже бумагу для оборудования казахстанские производители не могут сделать. Поэтому валютные колебания также могут повлиять на окупаемость.

Платные парковки внедряются и будут внедряться в районах длительного большого и хаотического скопления машин, которое препятствует движению транспорта и затрудняет краткосрочную парковку.

ТОТАЛ: Ранее в одном из своих интервью вы обещали алматинцам, что информация о финансовой деятельности компании будет в открытом доступе: горожане смогут увидеть, сколько ежемесячно поступает денег от платных парковок, понять, сколько из них идет на расходы компании, на налоги и т.д. Однако до сих пор обещанной открытости не наблюдается. Когда население Алматы дождется обещанной прозрачности и где будет обнародована информация?

ПРИНБЕКОВ: На официальном сайте компании есть раздел «Часто задаваемые вопросы», где можно найти ответы на все вопросы. Выложены все документы. Если есть какие-то дополнительные пожелания, мы с удовольствием рассмотрим их. При этом коммерческая информация, имеющая интерес для конкурентов, не будет раскрываться.

Стандарты, правила, ответственность…

ТОТАЛ: Существуют ли единые стандарты и правила для компаний, предоставляющих услуги платной парковки? Если да, то перечислите их. Если нет, то ведется ли разработка таких стандартов и правил? Кто принимает участие в этой работе?

ПРИНБЕКОВ: Правила приняты в 2011 году. Ими сейчас руководствуется не только наша компания, но и другие операторы парковочного бизнеса. Их в городе более 60, мы не монополисты. Но, к сожалению, эти правила устарели: время идет, внедряются новые системы с определенными терминами — платежная сессия, паркомат и т.д. Сейчас юристы компании работают над тем, чтобы дифференцировать эти правила. Должна быть классификация парковок: площадочного типа, тротуарного, многоярусные, подземные и т.д. Соответственно, необходимо разделить и меру ответственности по каждой. К сожалению, работа эта затянулась: 17 марта 2017 года документы от управления автомобильных дорог и пассажирского транспорта г. Алматы поступили на рассмотрение городского общественного совета. Работа идет, и я надеюсь, что в ближайшем будущем мы подведем итог. Но все зависит от общественного совета.

ТОТАЛ: Почему так долго рассматривается? В чем причина?

ПРИНБЕКОВ: Это новое направление бизнеса, и люди по-разному смотрят на все это. Даже какая-то формулировка может вызвать нарекания. Например, что такое платежная сессия, почему вы называете сессией и т.д. Просят перефразировать, пересмотреть, то есть нет единого мнения. В общественный совет входит определенное количество людей, и каждый высказывает свою точку зрения, которая не всегда совпадает с мнением его коллег. И между ними внутри начинается дискуссия, в итоге не могут прийти к единому знаменателю. Ведь единые стандарты и правила нужны для прозрачности финансовых потоков и отчетности, а также корректной работы всех участников этого рынка. 

ТОТАЛ: Кто несет ответственность за сохранность припаркованного на платной стоянке транспортного средства? Почему парковки не оборудованы видеокамерами? Возмещается ли ущерб в случае порчи или кражи транспортного средства, припаркованного на платной автостоянке? Если да, то каким образом?

ПРИНБЕКОВ: Ни одна уличная парковка не несет ответственности за сохранность автомобиля. Изначально АО «Страховая компания «Сентрас Иншуранс» предлагало свои услуги. Выглядело бы это следующим образом: 100 тенге в час за парковку плюс 10% страховая составляющая. Таким образом, при наступлении возможного страхового случая, подключались бы страховщики. Но из-за невозможности анализировать и оценивать состояние автомобиля до и после каждой парковки предложение не приняли. Также подобного нет нигде в мире. Возмещение ущерба не входит в компетенцию уличных парковок.

Что касается парковок площадочного типа, то на них мы также не несем ответственности за сохранность автомобилей. На них частично установлены камеры видеонаблюдения, к примеру, возле торговых домов «Ялян», «Адем» и других. Они нужны не только для нас, но и, к примеру, для информативности ДВД г. Алматы.

Как отличить платную парковку от бесплатной

ТОТАЛ: Когда появятся разметки на платных парковках? Возьмем, к примеру, платную парковку по верхней части улицы Макатаева (между проспектом Абылай хана и улицей Панфилова). Машины паркуются хаотично, чаще «елочкой», из-за отсутствия разметки, непонятно установленных информационных щитов и знаков парковки некоторые заезжают не только на зеленую зону, что крайне негативно сказывается в итоге на жизнеспособности деревьев, но и умудряются отхватить часть тротуара, создавая тем самым неудобства для пешеходов. 

ПРИНБЕКОВ: Проблема существует. В городе только несколько компаний занимаются нанесением дорожной разметки. К сожалению, крупные подрядчики не заинтересованы работать с нами. В итоге мы были вынуждены привлечь более мелкие компании. Но некоторые из них, во-первых, подвели по срокам, а во-вторых, по качеству.

ТОТАЛ: Что это за компании?

ПРИНБЕКОВ: Не хочется озвучивать их названия. Сейчас из пяти компаний, с которыми работали ранее, оставили только две. Но объем работ очень большой, поэтому планируем приобрести оборудование для нанесения дорожной разметки и сами займемся этим. Все администрируемые нашей компанией территории оборудуем в этом году как следует. Как только погода позволит нам это сделать.

ТОТАЛ: Существуют и другие проблемы. Возьмем, к примеру, улицу Тулебаева (между улицами Макатаева и Маметовой). С одной стороны вдоль дороги, расположена платная парковка, есть и информационные щиты, а с противоположной стороны водители имеют возможность припарковать автомобили бесплатно. Но водители жалуются, что работники компании утверждают: мол, и здесь платная парковка, вы должны платить. Редакция обращалась в ДВД г. Алматы, приходил ваш представитель, и мы с ним на месте выясняли, где платная парковка, а где бесплатная. Он вначале даже сам сомневался, позже, после некоторых колебаний, признал, что территория платной парковки расположена только вдоль одной стороны улицы.

ПРИНБЕКОВ: Мы примем ситуацию во внимание. 

ТОТАЛ: Рассмотрим другой случай: водитель припарковал свой автомобиль. Минут через пять подошел ваш инспектор, сфотографировал номер машины. Как водителю доказать, что он припарковал машину недавно и имеет право на 15 минут бесплатной парковки?

ТЕН: Для того чтобы оштрафовать водителя, номер его машины должен быть зафиксирован два раза. К примеру, водитель припарковал машину. Подходит наш инспектор, фиксирует номер автомобиля и передает информацию в нашу систему. Инспектор не стоит на месте, он двигается по определенному маршруту и, допустим, через полчаса возвращается на то же самое место и фиксирует номер того автомобиля второй раз. Если система «видит», что между первой фиксацией и второй оплаты не было, то фактически это будет считаться основанием для штрафа. Но ДВД г. Алматы не принимает информацию о нарушении, если нет фотографии, фиксирующей разницу во времени. Минимальный интервал между съемками 15 минут.

ПРИНБЕКОВ: Поделюсь маленьким секретом. Система работает до 19.00 часов. К примеру, водитель оставил машину на платной стоянке в 10.00 часов. Если он оплатил за парковку в 18.00 часов, то система не укажет его как неплательщика. Информация обрабатывается после 19:00 часов, данные о нарушениях передаются в ДВД г. Алматы утром. Штраф — это прерогатива полиции, мы не выписываем штрафы.

Кстати, за 2017 год собрано 135 миллионов тенге в виде штрафов. В целом собираемость штрафов по всем правонарушениям у ДВД г. Алматы на уровне 28-32%, по нашей линии — до 37%. 

СМС-оплата и уборка

ТОТАЛ: Почему СМС-оплата за парковку доступна только абонентам сотовых операторов Activ и Beeline, а абоненты других операторов Tele2, Altel и Kcell лишены этой возможности? Вы обращались к ним с этой проблемой?

ТЕН: Да, конечно, мы обращались. Но у данных сотовых операторов отсутствует техническая возможность предоставлять подобные услуги.

ТОТАЛ: Кто несет ответственность за уборку территории платных парковок? К примеру, в зимнее время большинство платных парковок завалены снегом, а летом валяется мусор.

ПРИНБЕКОВ: На тротуарных парковках компания оказывает услуги по парковке машин. Мы несем санитарную ответственность за наши знаки, за свой аппарат, чтобы он не был забрызган грязью или покрыт пылью, исправно работал. Для этого инспекторам выделяется расходный материал — тряпки и моющие средства. На площадочных парковках помимо чистки паркоматов компания убирает мусор, снег.

Раньше «жилеточники» несли какую-то ответственность за уборку парковочного пространства. Сейчас их нет, но мнение, что раз мы собираем деньги за парковку, то должны и убирать, осталось. Но за санитарное состояние парковочных мест мы не несем ответственность.

ТОТАЛ: Вы хотите сказать, что за уборку парковочных мест отвечает город в лице компании-подрядчика, выигравшего тендер?

ПРИНБЕКОВ: Да. За уборку дорожного полотна на тротуарных парковках отвечает подрядная компания.

Деньги на уборку улиц выделяются по-разному: где-то раз в неделю уборка, а где-то ежедневно. Но это проблема тех служб, которые должны отстаивать свой бюджет: говорить, что там густонаселено — много людей и машин, надо не один раз в неделю убирать, а каждый день. Ведь от этого зависит и выделение средств. Если кто-то «ушами хлопает» и не делает  вовремя, то мы же не должны из-за этого страдать. Хотя санитарное состояние оставляет желать лучшего не только в зонах платных парковок, но и по всему городу.

Городской бюджет в выигрыше?

ТОТАЛ: Большинство горожан считают, что площадочные/тротуарные парковки должны быть в коммунальной собственности, приводя аргументы, что земля предтротуарного типа (вдоль обочин дорог) это дороги, относящиеся к собственности граждан, а частникам необходимо заняться строительством наземных и подземных автостоянок. Прокомментируйте это.

ПРИНБЕКОВ: Рассмотрим на примере нашей компании. До февраля 2016 года она была государственной и занималась сбором денег за парковку транспортных средств. По итогам 2015 года в бюджет выплатила примерно 37 миллионов тенге, обслуживая при этом 90% территории города. После продажи 70%-ной доли участия в уставном капитале за 2016 год компания, имея в распоряжении менее 5% территории города, выплатила в бюджет в два раза больше. Как показывает международный опыт, когда частный инвестор занимается проектом, это намного эффективней. Мы видим это на примере других городов, к примеру, Минска. Там работают прибалтийские частные компании. В центральной части города стоимость парковки 2 евро в час. Представляете, два евро! А Казахстан, в частности Алматы, и по социальному положению, и по финансовым делам стоит выше. Мы имеем возможность искать производителей по всему миру, выходить на них напрямую, получать скидки, выдвигать свои требования.

Или возьмем Москву: здесь задействована государственная структура, но она занимается не только парковкой. Это и эвакуация транспортных средств, и содержание автомобилей на штрафстоянке и прочее. В общем, оказывает весь комплекс услуг. Соответственно, больше и зарабатывает. К примеру, услуги эвакуатора стоят 7 тысяч рублей, умножьте это на пять, итого 35 тысяч тенге. Работают порядка 350 эвакуаторов.

В нашем случае, когда эвакуацией транспортных средств занимаются правоохранительные структуры, а парковочный бизнес находится в частных руках, Алматы в выигрыше. Представляете, что было бы, если бы деньги на приобретение оборудования и технологии приобретались из бюджета посредством государственных закупок.

Строительство наземных и подземных автостоянок в центре города требует наличия свободной земли с коммуникациями. Также должна быть гибкая система тарифов парковок, которая позволит заинтересовать автовладельцев парковаться в наземных и подземных паркингах, которые расположены дальше, но стоят дешевле, чем тротуарные парковки, расположенные вблизи мест притяжения автовладельцев. Строительство капитальных паркингов убыточно при тарифе 100 тенге в час и наличии возможности бесплатно парковаться на обочинах, во дворах либо при таком же тарифе на тротуарных парковках.

Кто даст сдачи?

ТОТАЛ: По правилам компании, оставшиеся в паркомате деньги (сдачу), можно вернуть в течение 14 календарных дней, но сделать это можно только по пятницам с 14.00 до 17.00 часов, приехав в офис в микрорайоне «Баганашыл» и при наличии чека. Какая сумма «невостребованных» денег уже скопилась на ваших счетах и на какие задачи вы планируете их потратить? Почему бы не организовать точку возврата денег непосредственно в центре города, и не в определенные часы, а на хотя бы ежедневной основе в течение рабочего дня? Ведь внедрение этого проекта было продиктовано стремлением «сделать все для народа и во благо народа».

БАЗАРБАЕВ: При оплате купюрами паркомат не выдает сдачу. Если человек заплатил 200 тенге вместо 100 или 500 вместо 300 тенге, то у него есть возможность отменить парковку, взять чек, приехать в наш офис и получить деньги обратно. Почему компания не открывает мобильный офис в центре города для удобства пользователей? Во-первых, необходимо, чтобы все данные заносилось сразу в систему. Вне офиса это сделать невозможно. Процедура следующая: во-первых, человек возвращает нам чек, мы оформляем его через кассу, выписываем ордер, снимаем копию удостоверения личности и заносим его данные в систему 1С как контрагента. Во-вторых, чеки необходимо проверять. Все-таки это бумага, и при желании можно напечатать определенное количество фальшивых чеков. Возвраты осуществляются в будние дни в рабочее время. Также не было случая, чтобы мы не вернули деньги по чекам старше 14 дней.

В самом начале, когда таких чеков было немного, мы шли навстречу людям и принимали их сканы, после перечисляли деньги на карточки. Позже мы обнаружили, что некоторые сканы повторяются. То есть разные люди умудрялись предъявлять один чек несколько раз. После этого было принято решение о приеме оригиналов документов. Человек пишет заявление, предъявляет оригинал чека и удостоверения личности. С последнего сотрудники компании сами снимают копию. Это деньги, а они требуют порядка. Что касается денежных излишков, то инкассацию паркоматов проводит инкассационная компания, с которой заключен соответствующий договор. По данным кассы пересчета излишков нет. Наоборот, регулярно наблюдается недостача, потому что вместо нормальных монет люди кидают части монет, половинки купюр, иностранные монеты. Это все бракуется в итоге.

Будут ли повышаться тарифы

ТОТАЛ: Недавно вы заявили, что «есть зоны, которые не только превышают 70% наполнения, а почти до 95% доходит». Именно в этих зонах есть необходимость повышения тарифа. Что это за зоны? Намерены ли вы обсуждать вопрос о повышении тарифов с населением и не усугубится ли в целом положение, если учесть, что большая часть горожан против платных парковок?

ПРИНБЕКОВ: Вопрос на рассмотрении. Мы просим акимат рассмотреть возможность введения дифференцированного тарифа. У водителей, пользующихся услугами платной парковки, должен быть выбор. Программа позволяет в день несколько раз менять тариф. Как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. Тариф пока не утверждают. Есть постановление — 100 тенге в час, и всё.

ТОТАЛ: Практически все заинтересованные в этом проекте стороны утверждают, что «город не вкладывает в компанию ни одного тенге, но получает доход от своей 30%-ной доли». Однако при этом никто из них не говорит, что частная компания использует для своего бизнеса улицы — места общего пользования, плюс город ежегодно выделяет огромные деньги на их благоустройство: укладку и ремонт асфальта, установку и ремонт бордюров/поребриков, нанесение дорожных разметок и уборку территории, в конце концов, и пр.

БАЗАРБАЕВ: Город не вкладывает ничего. Платные парковки создаются исключительно за счет частных инвестиций. Наш бизнес — это парковочный бизнес. В случае с парковками тротуарного типа, дорожное полотно, бордюры, освещение и прочее — это не то, чем мы владеем, и не имеет отношения к нам. За это отвечает город. Что касается парковок площадочного типа, то там — да, мы несем ответственность за землю. Соответственно, компания этот участок убирает, асфальтирует, устанавливает видеонаблюдение и прочее-прочее.

Хотел бы уточнить такой момент: сейчас компания платит только налоги, чистой прибыли пока нет, соответственно, нет и дивидендов. В настоящее время мы платим налоги и так называемые фиксированные платежи. Они идут на основании договоров, заключенных по парковкам площадочного типа с АО «НК «СПК «Алматы», а по тротуарным парковкам — с управлением автомобильных дорог и пассажирского транспорта г. Алматы. В первом случае оплата составляет от 7 до 10% от выручки, а во втором в расчет берется не процент от выручки, а сумма за каждое парковочное место — это где-то 5% от выручки.

P.S. В следующем материале редакция Total.kz детально ознакомит читателей со структурой парковочной компании. Мы расскажем, из чего состоит тариф «100 тенге один час», и покажем, на что уходят деньги из карманов алматинских автолюбителей.

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.