Топ-100 Ледоход на Иртыше: сколько воды придет и будет ли двойной разлив?
  • 16 сентября, 10:00
  • Астана
  • Weather icon +10
  • 386,71
  • 429,17
  • 6,02

Ледоход на Иртыше: сколько воды придет и будет ли двойной разлив?

Фото: ИА Total.kz

На Иртыше начался ледоход. Каким будет этот сезон и чего ждать жителям павлодарского региона от разлива? Редакция ИА Total.kz попросила поделиться своим мнением и ответить на эти вопросы известного эколога, руководителя Орхусского центра Павлодарской области, кандидата географических наук Светлану Могилюк.

– Светлана Владимировна, нынешняя зима оказалась на редкость снежной, и в эти дни реки в различных регионах страны выходят из берегов и доставляют много проблем для местного населения. А что ждать от седого Иртыша – нашей крупнейшей водной артерии страны? Все знают, что Павлодарская область имеет свою уникальность – только здешняя пойма ежегодно во время так называемых природоохранных попусков и разлива оказывается почти полностью затопленной. А это сотни километров прибрежной зоны. Есть ли какие-то точные прогнозы на этот сезон, учитывая, что весной 2016-го впервые с 60-х годов прошлого столетия произошел двойной разлив Иртыша? 

– Хотелось бы сказать, что формирование стока реки Иртыш вообще происходит неравномерно от года к году. Это зависит от так называемой водности, то есть объема осадков, который накапливается за сезон. Вот уже второй год, по сути дела, мы имеем возможность говорить о том, что это многоводные годы, потому что объем выпадающего снега, а снег – это основной источник формирования стока реки Иртыш, очень большой. Конечно, нужно иметь в виду, что еще добавляется и небольшой процент ледникового питания с Алтайских гор и летние осадки. Но в основном – это вода, поступающая весной от таяния снега. И вот вторая зима подряд выдалась очень многоснежной. Это, конечно, приведет к тому, что объем воды будет достаточно большим. Но у нас в русле реки существуют водохранилища, которые аккумулируют и распределяют вот этот сток. Если бы мы имели сток чисто природный, то у нас был бы очень большой пик весной, а лето, возможно, было б маловодным, и русло бы сильно обмелело. Но за счет влияния водохранилищ удается выравнивать эти паводковые пики. С другой стороны, водохранилища тоже имеют свою определенную емкость. И почему в прошлом году произошел такой незапланированный, несвоевременный сброс воды? А все потому, что, к сожалению, был плохо спрогнозирован объем существующего снега и запас воды в этом снеге. Несмотря на то что можно было спустить больше воды весной и таким образом избежать паводков, энергетики, не имея уверенности в прогнозе метеорологов, не спустили максимум воды весной. Хотя это можно было сделать, и это бы более соответствовало естественным природным ритмам. Но, к сожалению, весенний попуск не был осуществлен в максимальном объеме, и пришлось летом решать фактически аварийную ситуацию, потому что Бухтарминское водохранилище стало переполняться. И сейчас нет никакой уверенности, что в этом году не повторится прошлогодняя картина и не случится повторный разлив, который нанес определенный удар по сельскому хозяйству, а еще стал причиной разгула гнуса. Ведь разлитая по берегам вода – это самая благоприятная среда для развития личинок кровососущих насекомых.

– А что нужно для более точного прогнозирования, как заранее предусмотреть различные варианты развития событий?

– Весь вопрос в том, что нет качественных исследований. Это основная причина. Потому что опять же информацию о том, какой будет сток, можно дать только на основе качественных расчетов запаса снега, запаса влаги в этом снеге. К сожалению, существующая система мониторинга «Казгидромета» не позволяет сделать это в полном объеме. И мы об этом уже неоднократно говорили и поднимали этот вопрос, однако ситуация пока не меняется.

– Но ведь сейчас есть система космического мониторинга. Неужели и она несовершенна?

– Космические исследования, конечно, не стоят на месте, и они дают довольно хорошие прогнозные данные. Тем не менее они должны подтверждаться и фактическими замерами. Существуют методики, которые связаны с измерением, с закладкой таких мониторинговых линий на земле. Здесь данные уже наиболее точные, потому что производится замер именно на местности. Мы получаем реальные данные, а не только снятые с космоса. Но объем такой работы из-за сокращения финансирования снижен до минимума. Например, в советское время замеров производили гораздо больше. В принципе, мы давно предлагаем восстановить существовавшую ранее систему мониторинга, которая позволяет дать объективные и более точные данные. Имеется острая необходимость подтверждать оценку, которая дается космическими снимками, этими самыми фактическими данными замеров, полученных  непосредственно на месте.

– Если у государства не хватает на это финансирования, то, как вы считаете, могут ли помочь энергетики, то есть владельцы энергостанций, которые расположены в верховьях Иртыша? Сейчас много говорится о повышении ответственности недропользователей, о различных программах государственно-частного партнерства. Должны ли владельцы ГЭС на реке поддерживать эту работу?

– В идеале так и должно быть, но, к сожалению, пока этого мы не видим. И думаю, здесь вопрос ГЧП как раз актуален. Можно было решить проблему через использование механизма государственно-частного партнерства. Такая практика здесь была бы наиболее приемлема. Однако, опять-таки к сожалению, над этим пока не работают. И, несмотря на неоднократные предложения экологического сообщества о необходимости эту систему наладить, у «Казгидромета», вероятно, свое видение. С одной стороны, он, вроде, как бы должен вести какую-то хозяйственную деятельность и, наверное, мог бы заключать договоры с теми же энергетиками, но, видимо, нет интереса со стороны этих самых энергетиков, что вполне возможно. Или есть какие-то другие причины или подводные камни, о которых мы, независимые эксперты, еще не знаем. Энергетики, они у нас вообще таким особняком стоят, и их интересы всегда являются приоритетными. Хотя мы всегда говорим о том, что вода – это общий ресурс, это природный ресурс, который должен справедливо распределяться. Как раз одно из условий такого справедливого распределения – это, в первую очередь, прогноз, чтобы мы понимали, какое количество воды в этом году будем иметь. Во-вторых, на основе этого прогноза должен составляться сбалансированный и взвешенный сценарий. То есть – как вода будет расходоваться, чтобы удовлетворять интересы всех. Если перечислить вкратце, то чтобы не страдали животноводы вдоль реки и овощеводы с их орошаемым земледелием, чтобы не испытывали проблем судовые компании, осуществляющие перевозки по акватории Иртыша, и чтобы их корабли не садились на мель, чтобы не страдали рыбные запасы и, в конце концов, вся экосистема реки и пойменных лугов.

– По вашим оценкам, как поменялась река за последние годы? Мы говорим о том, что Иртыш – река с характером, и она с годами может самостоятельно менять русло, где-то идет заиливание, где-то появляются новые затоны. Что происходит с рекой? Мы знаем, в последние годы вновь началась работа по очистке дна от лишнего песка, чтобы могли проходить большегрузные суда, часто можно видеть, как работают земснаряды. В то же время образуются и новые островки…

– Вы знаете, на мой взгляд, каждый раз чистить русло особо не надо, и в этом, по моему мнению, нет смысла. Это моя личная точка зрения. Почему? Потому что это естественный процесс. Все, что вы назвали: новое русло, новые затоны и островки – эти изменения всегда происходили и будут происходить. Вот я вам скажу, что вычерпыванием песка или гравия из русла мы наносим еще больший вред самому будущему судоходству. Почему? Потому что вот это постоянное углубление русла, которое происходит, потом приводит к тому, что нужно еще больше воды, чтобы наполнить фарватер. На языке специалистов это называется «просадка русла». То есть от естественного положения искусственными методами русло постоянно углубляется… За последние годы, по разным данным, произошла просадка русла Иртыша уже более чем на один метр, и именно поэтому происходят вот эти несбалансированные вещи. И я полагаю, что здесь тоже надо быть более аккуратными и скрупулезней подходить к вопросу.

– Но ведь заиливание происходит, и суда иногда не могут пройти тот или иной участок. Им нужны гарантированные глубины. Как быть судовладельцам?

– В целом вопросами организации и помощи для развития судоходства сейчас практически никто не занимается, если не сами речники. Сама отрасль как-то осталась в стороне. У нас больше говорят о строительстве новых автобанов, железных дорог и об авиации, а судоходство по единственной в стране реке, где оно еще есть, осталось без внимания и поддержки. Что касается заиливания Иртыша, то здесь, думаю, судовладельцам нужно более четко прослеживать фарватер и каким-то образом обходить эти мелкие места. Я не специалист именно по таким вопросам. Эксперты, которые занимаются судоходством, полагаю, лучше скажут и дадут вам более полный ответ. Если выдерживать уровень и давать постепенно в нужном объеме воду, то можно и не прибегать к расчистке дна. Если у вас воды мало, вы углубляете русло и таким образом решаете проблему отчасти, а если даете просто нормальный уровень, чтобы обеспечивать прохождение судов, – это более устойчивая мера. И потом, необходимо, видимо, более четко соблюдать график движения самих судов. К сожалению, бывает, когда вода большая идет, суда еще не загружены, и так далее. Одним словом, надо четко приспособиться к ритмам реки, то есть если мы знаем, что будет сброс, в это время можно пойти судам. Нужно обеспечить более четкое планирование.

– Четкое планирование... То есть получается, мы снова возвращаемся к энергетикам, к владельцам ГЭС в верховьях реки, которые сбрасывают воду в Иртыш?

– К энергетикам мы всегда будем возвращаться, потому что, по сути дела, они владельцы этого вот крана, который они открывают, когда им надо, и спускают столько воды, сколько хотят. И насколько я знаю, механизм согласований вот этих попусков воды еще не отлажен. Энергетики живут сами по себе, они не учитывают вообще ничьих интересов. Что касается речников с их судами – они сами по себе и как-то стараются приспосабливаться к ситуации, самостоятельно решают свои проблемы за счет углубления дна. А сельское хозяйство, которое кормит всех нас, вообще никто не учитывает. Сельчане, они у нас по остаточному принципу всегда, то есть что случилось, то случилось. И они уже в этой ситуации как-то выживают. И, как видим по примеру прошлого года, когда крестьяне не успели накосить сена либо оно сгнило на лугах, выживать, чтобы обеспечить себя кормами, к сожалению, у них не всегда получается. Они ж не могут в воду загнать свои тракторы и косить водоросли. Проблема вся в том, что все интересы никто не хочет учитывать, каждый сам за себя. Так и живем. Потому обещать с полной вероятностью, что в этом году не будет двойного разлива Иртыша, сейчас никто не сможет.

Напомним, выход воды на луга на территории Павлодарской области происходит, когда уровень воды в Иртыше достигает 500 см. Критической отметкой, когда большая вода может подтопить хозяйственные постройки вдоль береговой линии, считается 800 см. С начала ледохода уровень воды в Иртыше поднялся на 2,5 метра. В павлодарском филиале «Казгидромет» отмечают, что в настоящее время ситуация стабильная, серьезных заторов льда нет.

«Природоохранные попуски с верхнего каскада водохранилищ идут в плановом режиме. По информации, переданной с Шульбинского водохранилища, в настоящее время расход воды составляет 3.233 метров кубических в секунду», – говорит инженер-гидролог Марина Минчакевич, добавив при этом, что вода уже начала заливать пойменные луга. По данным павлодарского метеоцентра, на 08.00 часов 19 апреля текущего года уровень воды в Иртыше составляет 650 см. Здесь также напомнили, что ледоход в районе Павлодара начался 16 апреля.

«Основной подъем был за счет прохождения ледовых заторов. В настоящее время ожидается спад уровня воды. Основной сброс с водохранилищ начался 17 апреля, волна дохождения до Павлодара 8-10 дней», – отметили синоптики.

Отметим, в Павлодарской области вдоль берегов Иртыша находятся уникальные пойменные луга, которые ежегодно заливаются во время разлива. Причем от объемов природоохранных попусков зависит не только судьба самой пойменной экосистемы. Заливные луга также служат благоприятной средой для нереста рыб, обитающих в Иртыше.

К слову, что в 2016 году Иртыш разливался дважды – весной и летом. В последний раз подобная ситуация наблюдалась в 1966 году. Напомним, Верхне-Иртышский каскад водохранилищ представляет собой сеть крупных гидросооружений, включая Бухтарминское, Усть-Каменогорское и Шульбинское водохранилища. Ежегодно весной они осуществляют природоохранные попуски воды, объемы которой оговариваются во время заседания межведомственной комиссии.

Данная публикация/программа подготовлена при поддержке Европейского союза. Содержание данной публикации является предметом ответственности «TOO Total.kz Media Group» и не отражает точку зрения Европейского союза. 

ИА Total.kz

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.