Топ-100 Сделка по приобретению 75% акций Kcell окутана тайной
  • 22 июня, 07:31
  • Астана
  • Weather icon +17
  • 341,18
  • 392,97
  • 5,34

Сделка по приобретению 75% акций Kcell окутана тайной

Фото: Total.kz

Казахстанский рынок услуг мобильной связи продолжает будоражить возможность приобретения национальной компанией «Казахтелеком» 75% акций сотового оператора Kcell.

Сделка из призрачной в начале этого года превратилась в практически состоявшуюся реальность после того, как министр нацэкономики РК Тимур Сулейменов заявил об одобрении его ведомством этого «слияния», передает Total.kz.

Напомним, 10 апреля в кулуарах заседания правительства министр национальной экономики Тимур Сулейменов сообщил, что его ведомством дано согласие на покупку «Казахтелекомом» пакета акций сотового оператора Kcell. Оставалось, по его словам, рассмотреть технологические аспекты сделки, на что отводилось две недели.

«Дано согласие на концентрацию. Я вам говорил, что до 8-го (апреля – прим. Total.kz) был срок. Тем не менее в ходе рассмотрения заявки обнаружена необходимость дополнительного рассмотрения ряда не только рыночных, но и технологических аспектов. Запросили сведения, соответственно, у «Казахтелекома». В течение двух недель вопрос должен быть решен», — сообщил Тимур Сулейменов.

С тех пор прошло более месяца…

Завеса тайны

Изначально процедуру покупки акций АО «Кселл» окутывала завеса тайны. Так, например, о том, что в декабре 2017 года прошел тендер на покупку 75-процентного пакета акций сотового оператора Kcell, стало известно лишь в середине января 2018-го. Пакеты акций были выставлены на продажу мажоритарными владельцами оператора — шведской компанией Telia (24%) и турецким холдингом Turkcell (71%). Причем о конечном покупателе пакета информация проходила лишь на уровне слухов. А на акции Kcell претендовали три участника — «Казахтелеком», «Транстелеком» (подконтрольный государству оператор магистральных каналов связи, проложенных вдоль железных дорог) и бывший совладелец группы компаний Visor бизнесмен Айдан Карибжанов.

Несколько позже «Казахтелеком» сам подтвердил слухи о том, что именно эта нацкомпания стала победителем тендера, обратившись с заявкой о покупке акций сотового оператора в комитет по регулированию естественных монополий и защите конкуренции МНЭ РК.

С тех пор министр нацэкономики Тимур Сулейменов дважды отвечал журналистам, что сделка по покупке «Казахтелекомом» акций сотового оператора находится на рассмотрении — в настоящий момент к нему подключили Министерство информации и коммуникаций РК, поскольку возникли вопросы уже «технологического характера». 

И за это же время сделка привлекла внимание мажилисменов. Депутат Аскар Базарбаев выступил с запросом, аккумулировавшим опасения общественности и экспертной среды.

«Публикуемая информация свидетельствует о том, что количество пользовательских контрактов «Казахтелекома» после приобретения Kcell может достигнуть 17 млн, что превышает 65% от общего рынка. Монополия и экономическая концентрация в таких масштабах может привести к повышению тарифов для рядовых пользователей. «Казахтелеком» будет иметь реальную возможность диктовать рынку свои условия. Предоставление «Казахтелекому» согласия на приобретение 75% акций Kcell, по мнению специалистов, идет вразрез с политикой государства по антимонопольному регулированию», — говорится в запросе Аскара Базарбаева в МНЭ РК.

Депутат просил министра нацэкономики Тимура Сулейменова предоставить информацию о мерах недопущения ограничения конкуренции.

«Учитывая общественный резонанс по рассматриваемой сделке, прошу предоставить информацию о том, какие меры будут приняты уполномоченным органом для недопущения ограничения конкуренции и возможного повышения тарифов для населения и других пользователей, а также недопущения роста доли государства в экономике страны», — отмечается в запросе.

Министр до сих пор ответа на запрос депутата не дал, хотя с того момента прошло без малого два месяца. И вообще, все эти переносы окончательного решения по сделке свидетельствуют о непростых процессах, проходящих в тени от общественности.

Монополии быть

Для начала прокомментируем опасения депутатов и общественности с точки зрения цифр. По данным на конец III квартала 2017 года, абонентская база СП Теле2-Алтел насчитывала 6,8 млн абонентов, а абонентская база «Кселл» — около 10 млн абонентов. Нетрудно посчитать, что при благоприятном исходе для «Казахтелекома», уже имеющего совместное предприятие с Теле2-Алтел, абонентская база достигнет почти 17 млн абонентов — это 64,4% всего рынка мобильной связи. В результате компания займет доминирующее положение практически во всех наиболее значимых секторах телекоммуникаций — от фиксированной до мобильной связи. На текущий момент расклад долей игроков на рынке сотовой связи ориентировочно такой: «Кселл» — 39,2%, «Beeline Казахстан» — 35,5% и СП «Теле2-Алтел» 25,3%.

В открытых источниках опубликованы основные финансовые показатели АО «Казахтелеком», рыночная капитализация которого составляет 314 млрд тенге, EBITDA (прибыль до вычета налогов и расходов) составляет 73 млрд тенге, собственные денежные средства, по данным HalykFinance, 70 млрд тенге. Долг нацкомпании — 58 млрд тенге.

АО «Кселл» по рыночной капитализации выглядит лучше «Казахтелекома» — 340 млрд тенге. Однако остальные показатели значительно хуже: EBITDA 2017 — 50 млрд тенге, долг — 70 млрд тенге.

По различным оценкам, стоимость 75%-ного участия в «Кселл» может составить 196 млрд тенге. Кроме того, согласно опциону по выкупу доли в СП «Теле2-Алтел», «Казахтелекому» придется выплатить около 190 млрд тенге в I квартале 2019 года за 49% доли в СП и возмещение акционерного займа материнской Теle2AB. Таким образом, сумма двух сделок составит около 400 млрд тенге.

За чей счет банкет?

Как видно из вышеописанного состояния финансовых дел «Казахтелекома», сама национальная компания при имеющихся 70 млрд тенге в виде свободных средств одновременно сделки по приобретению доли в «Кселл» и по выкупу доли в СП «Теле2-Алтел» в I квартале 2019 года не потянет. То есть придется привлекать финансирование.

Кто сможет дать взаймы «Казахтелекому»? Учитывая состояние отечественного банковского сектора, можно сказать, что вряд ли какой-либо из казахстанских БВУ будет рассматриваться в качестве партнера. Логичнее предположить, что источником финансирования могут выступить зарубежные банки с процентной ставкой около 6% годовых и сроком не более 7 лет. Эксперты замечают, что в этом случае зарубежные банки потребуют соблюдения определенных условий (ковенантов) со стороны компании. Иными словами, «Казахтелекому» придется балансировать ради сохранения паритета между показателями долга и «доналоговой прибыли» (EBITDA). К тому же нацкомпания примет на себя и определенные валютные риски.

Идем дальше. Согласно прогнозам Halyk Finance, объединенный денежный поток от операционной деятельности АО «Казахтелеком» и АО «Кселл» составит примерно 133 млрд тенге, тогда как сумма обслуживания займа — около 80 млрд тенге. Как видим, расходы на обслуживание долга довольно велики, и серьезен в связи с этим риск сокращения других расходов. Например, на поддержание и развитие бизнеса, которые, как сообщают эксперты, прогнозируются на уровне 100 млрд тенге. Наконец, из-за долговой нагрузки объемом 400 млрд тенге пострадают акционеры, выплата дивидендов которым без использования каких-либо инструментов рефинансирования не представляется возможной в среднесрочной и даже долгосрочной перспективе.

По мнению экспертов, серьезной нагрузкой станет и объединение бизнес-процессов «Казахтелекома» и АО «Кселл» — оно может занять 2-3 года при полной вовлеченности как акционеров, так и сотрудников объединенной компании. Кстати, международный опыт говорит, что результат для подобных кейсов не всегда однозначен. Определенное представление дали бы сведения о том, как проходила интеграция «Казахтелекома» с СП «Теле2-Алтел», однако никакой информации об этих процессах в открытом доступе нет.

Словом, опасения общественности и депутатов по поводу превращения «Казахтелекома» в крупнейшего монополиста на рынке услуг мобильной связи и возможного роста цен на эти услуги небеспочвенны — компании придется так или иначе изыскивать средства на оплату и обслуживание долга.

Шаг вперед, два назад

О том же говорят эксперты. Так, Алексей Бендзь, директор по корпоративным коммуникациям «Beeline Казахстан», отмечает, что повышение тарифов является одним из немногих эффективных способов для извлечения средств на выплату долга.

«Если сделка состоится, то под контролем одного игрока окажутся три четверти частотного спектра, огромные сетевые мощности и большая база абонентов. При таких условиях развивать сферу игрокам, не являющимся частью монополии, не просто трудно, а практически невозможно. Пострадает, в конечном счете, клиент, потому что отсутствие конкуренции не будет стимулировать игроков работать с тарифами, новыми технологиями и стандартами. Кроме того, это может отразиться на конечной стоимости услуг, ведь для осуществления сделки потребуются большие деньги, которые нужно будет возвращать, и тарифы — один из немногих эффективных способов сделать это», — считает он.

А вот Сергей Домнин, руководитель программы Института международной экономики и политики при Фонде первого президента РК – Елбасы, выразил озабоченность тем, что за крупным игроком, который сосредоточит 2/3 рынка, будет стоять национальная компания.

«С моей точки зрения, это ставит участников рынка в явно неравные условия. Более того, такое развитие событий видится странным. В стране идет вторая волна приватизации, и государство должно было выходить из тех видов деятельности, где присутствуют частные компании. В 2012 году, кстати, «Казахтелеком» продал долю в «Кселл», привлек в отрасль иностранного инвестора, и это было весьма прогрессивным шагом. Однако занятие нацкомпанией 65% рынка в 2018-м определенно выглядит как шаг назад», — подчеркивает Сергей Домнин.

Многоходовка за бюджетные деньги

В продолжение мнения Сергея Домнина (о декларируемом уходе государства из тех отраслей экономики, где есть частный бизнес) мы обнаружили, что в Казнете распространяется и другая версия, связанная с настойчивым желанием нацкомпании занять доминирующее положение на рынке телекоммуникаций.

Ранее холдинг «Самрук-Казына» намеревался продать 20% «Казахтелекома» через IPO, однако в конце прошлого года актив выпал из списка IPO. Отметим, что как раз в декабре 2017 года правление Фонда национального благосостояния и одобрило заведомо неподъемную сделку по приобретению акций АО «Кселл» национальным оператором.

Затем было объявлено о продаже актива стратегическому инвестору, что подразумевает продажу всего контрольного пакета, то есть 51% акций самого «Казахтелекома».

Предполагается, что речь идет о масштабной многоходовке. На первом этапе «Казахтелеком» покупает Kcell, невзирая на возражения общественности, экспертов и сомнения депутатского корпуса. Затем закрывает сделку по выкупу доли в совместном проекте с Tele2. И уже после I квартала следующего года «Казахтелеком», а точнее, тот самый контрольный пакет акций, будет продан стратегическому инвестору. Возможно, за счет средств «Самрук-Казына» уже «очищенный» от долгов для повышения инвестиционной привлекательности.

Формально государство уйдет с рынка телекоммуникаций, фактически же монополию получит сторонняя частная компания — причем почти наверняка не казахстанская. Считается, что на рынок телекома в Казахстане могут зайти китайцы или россияне. Говорить о политической опасности такого решения, думается, не стоит.

Хотим задать вопрос казахстанцам: желают ли они появления подобного монополиста на рынке телекоммуникаций, причем оплатим мы его создание практически из собственного кармана? Либо мы желаем цивилизованного рынка и здоровой конкуренции, при которой в выигрыше остается конечный потребитель?

 

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.