Топ-100 «Я прошу вашей поддержки!» — алматинка боится, что не добьется справедливости
  • 24 января, 05:32
  • Астана
  • Weather icon -20
  • 419,69
  • 510,89
  • 5,63

«Я прошу вашей поддержки!» — алматинка боится, что не добьется справедливости

Фото: Facebook, Alina Abileva

Алматинка обвинила врачей частной клиники в халатности. 

Алматинка Алина Абилева после перенесенных родов, оставшись чудом жива, просит общественность помочь ей добиться справедливости и привлечь к ответственности врачей, передает корреспондент Total.kz.

 «Я очень долго взвешивала все «за» и «против» того, чтобы это публиковать. Мне очень тяжело писать о своих родах, о том, что произошло. Но то, что мне приходится испытывать теперь каждый день моей жизни, еще больнее. И потому, что эти врачи думают, что им ничего за это не будет. Самое печальное, что, скорее всего, они правы — на нашу правоохранительную систему я не надеюсь, в СМИ десятки таких историй, где врачей так и не наказали, где роженицы и дети умерли, а я еще и жива осталась. Со дня родов прошло четыре месяца», — рассказывает на своей странице в социальной сети Алина.

В прошлом году, с ее слов, она забеременела, семья была очень счастлива этим событием и ждала первенца, а их родители — внука. Сама беременность проходила легко, без токсикоза, без каких-либо осложнений. Супруги тщательно подошли к вопросу выбора роддома, и по рекомендации в социальной сети попала на онлайн-подготовку к родам к специалисту частной клиники в Алматы. Договор был подписан на 37-й неделе беременности, потом каждую неделю были приемы, вплоть до 40-й недели.

«Все это время мне никто ни разу не сказал, что плод крупный, что, возможно, нужно рассмотреть кесарево», — пишет Алина.

 Далее, по словам молодой женщины, 2 июля ночью у нее начинают отходить околоплодные воды. Она сообщает об этом врачу, но в 12 часов дня девушку отправляют в роддом. В 16 часов оформляют в палату, а позже забывают о пациентке до утра следующего дня.

 «С утра схваток почти нет, начинают вызывать медикаментозно, шейка не раскрывается, воды уже зеленые, у меня тахикардия, у ребенка — тахикардия. В 2 часа они решают делать экстренно кесарево, в 15:40 проводят операцию, безводный период уже более 35 часов», — отмечает Алина Абилева.

 Позже оперировавший врач сообщила девушке, что у нее были все показания к кесареву сечению: крупный плод, преждевременный разрыв плодных оболочек, длительный безводный период, переношенная беременность.

 7 июля Абилеву выписывают из клиники со стабильными показателями, однако на следующий день у нее начинаются острые боли в низу живота, о чем она сообщает первому наблюдавшему врачу. Через несколько дней, 13 июля, Алина самостоятельно едет делать УЗИ, которое показывает, что в брюшной полости свободная жидкость, а в матке гематометра. Специалист говорит ей, что нужно срочно ехать в роддом. В этот же день она поступает в роддом частной клиники, где ее осматривают, делают повторное УЗИ и решают лечить медикаментозно.

«Я лежу так до ночи, и если бы не мои родители, которые нашли все свои знакомства и связи в Минздраве, я бы, скорее всего, впала в кому и умерла. Мой папа по телефону по нескольким уточняющим вопросам сразу понял, что это перитонит, причем уже тяжелый, и нужно срочно делать операцию», — уточняет Алина Абилева.

Что происходило после, по словам молодой женщины, ей не говорили, а позже выяснилось, что ей удалили матку, а врачи клиники стали утверждать, что спасали ей жизнь. Далее ей предстояло пройти три недели лечения, помогали только самые сильные антибиотики, после которых начался реактивный гепатит, высокая вероятность тромбообазования и потеря 20 килограммов.

«У меня была сильнейшая депрессия, у меня почти пропало молоко, я не видела ребенка почти месяц. За это время он привык к еде из бутылочки, и после, сколько я ни пыталась, к грудному вскармливанию мы так и не вернулись. Я смогла нормально ходить в вертикальном положении только через 2,5 месяца после второй операции, ребенка своего я смогла поднимать только через 3 месяца, и только сейчас, через 5 месяцев я нашла в себе силы подать жалобу в Минздрав. Но знаете, что самое ужасное?! Они не чувствуют своей вины, они верят, что им ничего не будет. Они мне так и сказали: «Попробуйте, докажите». Вот так», — пишет Абилева.

Алине исполнилось 29 лет, молодой семье один год, были планы родить второго ребенка, однако в итоге ей нужно будет всю жизнь получать заместительную гормональную терапию из-за удаления матки. По ее словам, она проконсультировалась со многими акушерами-гинекологами и хирургами, прочла множество исследовательского материала, выяснив, что акушерский перитонит, сепсис при послеродовом эндометрите (которые наступают на 7-9 день после родов) — не что-то редкое и новое, симптоматика очевидна, риски тоже.

«И всех этих последствий можно было избежать, если бы врачи были внимательные и делали свою работу во время ведения родов и после», — констатирует Алина.

По ее словам, другие специалисты (гинекологи и педиатры), комментируя ее ситуацию, утверждают, что всего этого можно было избежать, если бы врачи частной клиники вели другую тактику ведения родов. А акушер-гинеколог, чьи действия привели к непоправимым последствиям здоровья, продолжает работать в клинике, ведет свои занятия и проходит марафоны.

«Где же справедливость? Кто будет следующей, кому они будут «спасать жизнь»?! — спрашивает Алина. — Я прошу вашей поддержки, чтобы добиться справедливости, чтобы виновные были наказаны, чтобы проверку по моей жалобе провели корректно».

Орфография и пунктуация автора сохранены. С полным текстом поста Алины Абилевой и названием частной клиники можно ознакомиться на ее странице в Facebook.


Смотрите также:

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.