Топ-100 Почему самый «громкий» проект Рахата Алиева не приносит результатов?
  • 23 января, 10:03
  • Астана
  • Weather icon -40
  • 324,65
  • 397,66
  • 5,74

Почему самый «громкий» проект Рахата Алиева не приносит результатов?

После 15 лет пребывания Казахстана в УЕФА остается очень много вопросов.

По прошествии 15 лет пребывания нашей страны в УЕФА своими мыслями о европейском настоящем казахстанского футбола делится известный спортивный журналист Талгат Садыков.  

Ожидания, далекие от реальности

Последние лет двадцать многое из «предуефовского периода» и до этого дня проходило через меня: движения, связанные с этим процессом, акции по переходу, интервью с чиновниками и функционерами, мечты болельщиков и коллег о «прекрасном и настоящем футболе», первые зарубежные тренеры и футболисты с именами, приехавшие в Казахстан.

Когда мы вступили в УЕФА (вот она, эйфория!), то первые впечатления складывались из международных встреч сборной и клубов, горечи поражений и наметок на первые успехи, снисходительных сентенций коллег из-за рубежа и пожеланий не останавливаться в желании подтянуться к лучшим из лучших.

Забегая вперед, отмечу, что сегодняшний казахстанский футбол – это своеобразный гротеск игры номер 1, исполненный в фантастически уродливо-комическом стиле. То есть многое из того, каким не должно быть любимое дело, мы можем узреть на девятой по величине территории в мире.

То, что наш футбол является одним из срезов общества, не секрет, и рождающиеся мысли относят к философским размышлениям о бренности бытия. Но, как говорится, если вы мечтаете об идеальном обществе, то вам нужно идти в другое место. Избавившись от подобия фрустрации и определив корень неудач, можно будет в дальнейшем выстроить конструктивную модель, исходя из полученных знаний либо из отсутствия оных.

Выросло поколение соотечественников, постепенно входящих в число участников созидательного процесса, для которых Казахстан – неотъемлемая часть футбольной Европы. Но есть и мы – огромная армия болельщиков, знавшая еще советский футбол. В первую очередь, ответственность за текущее положение дел, прямо или опосредованно, лежит на нас. Мы радовались за сборную СССР и «Кайрат», выживали в девяностые и захлебывались от восторга, когда переместились в передовую футбольную семью.

С чем мы пришли к 25 апреля 2002 года?

Сборная Казахстана (лицо страны) оставалась на задворках футбольной Азии. Клубы доходили максимум до полуфинала розыгрыша континентальной Лиги чемпионов. В командах сплошь и рядом присутствовали третьесортные легионеры, а наследие спортивного СССР ветшало физически и морально. Святая святых – основание пирамиды в виде футбольных ДЮСШ сокращалось повсеместно. Во главе отдельных клубов становились нужные люди, превращавшие футбол в артель по уводу бюджетных денег (только задумайтесь, сколько миллиардов в самой твердой валюте народных средств было освоено кучкой дельцов за годы независимости!).

…Первое свое впечатление от общения с высшим спортивным руководством я получил от встречи с глазу на глаз с Тимуром Сегизбаевым, бывшим на тот период генсеком ФАРК. Году в 1997-м или 1998-м, делая сюжет для студенческого ТВ, я услышал много слов о том, как наш футбол идет к вершинам и приумножает традиции. Но даже тогда я, начинающий журналист, ощутил диссонанс: сборная за пару отборочных циклов чемпионатов мира балансировала в середине отборочных групп, неугодные и самостоятельные тренеры подвергались обструкции, на первые роли выходили серые личности с корочками тренеров, а футболисты старались убежать в любой зарубежный клуб при первой же возможности.

В тот период нам оставалось лишь проникнуться мыслью, что наградой является сам футбол, а не победы. После маленького успеха самосознание подскакивало, но гранды Азии в лице Японии, Кореи, Ирака и иже с ними свысока поглядывали на нас, не считая за соперников и доказывая это в личных встречах. Ничьи же с этими командами на алматинском Центральном рассматривались как максимум наших способностей...

Идея перехода в УЕФА сидела в голове у наиболее продвинутых и прогрессивно мыслящих функционеров, болельщиков, специалистов. Идея пробиться из Азии на чемпионат мира, потому что тут конкуренция ниже, таяла с каждым официальным матчем что на заграничной арене, что во внутренних турнирах. Дело было за малым: найти человека, способного произвести перезагрузку.

И он нашелся. В 2000 году на пост президента ФАРК (Футбольной ассоциации Республики Казахстан) выдвинул свою кандидатуру Рахат Алиев. Уловив конъюнктуру, он за короткий срок собрал под свое крыло единомышленников, чему способствовали обретенные навыки спортивного функционера на посту главы НОК РК.

Глядя на берег турецкий

Осенью 2000 года ему удалось довольно легко сместить старую гвардию, объявив гвоздем своей программы начало процесса по переходу из АФК в УЕФА. Сразу же на горизонте возникли заманчивые перспективы: постоянная конкуренция с сильными командами, передовые методики современного футбола, строительство современных спортивных сооружений. Перед глазами стоял пример Турции, которая лет двадцать назад была на футбольных задворках, но к рубежу тысячелетий создала близкую к идеалу футбольную инфраструктуру. Наши футболисты могли в этом убедиться лично, проводя добрую часть УТС в районе Антальи, Алании, Белека. Доказательством успешности турецкого пути развития был свежий в памяти выигрыш Кубка УЕФА в сезоне 1999-2000 стамбульским «Галатасараем».

Да, было понимание, что мы потеряли время в девяностых. Но периодические успешные матчи россиян, украинцев, латышей, грузин, белорусов, их путь проб и ошибок во время «одиночного плавания в европейском футболе» рисовал радужную перспективу. Многим казалось: уж казахи-то сумеют, глядя на вчерашних братьев по СССР, не повторяя их ошибок, учтя опыт переходного периода, успешно влиться в передовое футбольное сообщество.

По долгу службы, будучи корреспондентом известной спортивной газеты, мне чуть ли не ежедневно приходилось с коллегами говорить о переходе из «азиатского болота в светлое европейское будущее». Каждая встреча с любым причастным к футболу лицом сводилась к «главной теме». Ее злободневность не вызывала сомнений. Мы в яме, единственным маяком для нашего едва державшегося на плаву корабля был швейцарский Ньон, где заседала штаб-квартира УЕФА. Периодически проходили встречи наших коллег с Тлекбеком Акпаевым. Он, правая рука Рахата Алиева в футбольном ведомстве, был открыт для общения. Пожалуй, это единственный случай в истории нашего футбола, когда к одному из руководителей, дирижировавшему важными процессами и находившемуся в курсе всех связанных с переходом в УЕФА движений, мог обратиться любой журналист и получить информацию из первых рук.

Из личных встреч с Тлекбеком Аманчаевичем, находивших отражение на страницах газеты, складывалась яркая картина того, как после вступления в УЕФА мы сумеем переключить скорость и на всех парах ворвемся в компанию середнячков еврофутбола. Земля, богатая талантами, под чутким руководством специалистов возьмет на вооружение суперсовременные методики и начнет штамповать звезд если не для «Милана», «Реала», «Баварии», то для клубов с солидными традициями и историей. А тут еще ряд наших футболистов смогли заинтересовать российские и украинские клубы, а Руслан Балтиев, Самат Смаков, Андрей Карпович, Асхат Кадыркулов даже закрепились в составах клубов из элитного российского дивизиона.

Под этим знаменем прошел 2001 год. Редакция нашей газеты провела захлестнувшую всю страну акцию – «Референдум по переходу Казахстана в УЕФА». Простые болельщики слали письма, телеграммы с просьбой учесть их голоса. В течение нескольких месяцев мы суммировали голоса «за» и «против», вынося счетчик на первую полосу газеты с целью показать спортивному истеблишменту страны настроение простых болельщиков.

За Казахстан просили всем миром

В дальнейшем наши чиновники умело оперировали этой акцией, присовокупив слово «Всенародный», во время встреч с коллегами из АФК, УЕФА, ФИФА. Наши полпреды получили единогласную поддержку своих соотечественников, но, к сожалению, это был едва ли не единственный раз, когда слово народа было использовано на благо нашего футбола. Справедливости ради, стоит вспомнить, что уже тогда Тлекбек Акпаев говорил и о консолидации всех сил ради любимой игры, о том, что нельзя уповать лишь на Футбольный союз Казахстана (ФАРК был переименован в ФСК) и ждать наставлений сверху: открытость границ к тому времени позволяла собственникам клубов в лице региональных акиматов направлять кадры на обучение за границу, привлекать инвестиции для создания инфраструктуры, но эти пожелания так и остались неуслышанными.

Тяжелая артиллерия в лице чиновников из МИД, союзников из стран-партнеров, руководителя российского футбола Вячеслава Колоскова шаг за шагом приближала нас к заветной мечте. Особую роль здесь сыграл и президент страны. Нурсултан Абишевич лично попросил своего друга – короля Испании Хуана Карлоса – оказать содействие в сложном процессе, а ведь испанское лобби в УЕФА было сильным во все времена…

И вот 25 апреля 2002 года в Стокгольме на Конгрессе УЕФА делегаты из всех действующих членов этой организации единогласным решением приняли Казахстан в свои ряды.

Здравствуйте! Вы нас не ждали? А вот и мы!

О первых шагах организационного характера, подводных камнях, тренерах-иностранцах читайте в продолжении темы в ближайшие дни.

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.