Топ-100 Коррупционер не может болеть душой за страну — Аружан Саин
  • 16 ноября, 05:09
  • Астана
  • Weather icon -13
  • 375,9
  • 423,56
  • 5,55

Коррупционер не может болеть душой за страну — Аружан Саин Эксклюзив

Фото: Жанары Каримовой

Общественный деятель призывает не подавать руки взяточникам и чиновникам, живущим не по средствам.

Почему в Казахстане настолько обострилась тема насилия над детьми? В попытках выяснить ответ на этот остросоциальный вопрос редакция Total.kz обратилась к известному общественному деятелю, директору Добровольного общества «Милосердие» Аружан Саин.

Положительному примеру надо учить изо дня в день

ТОТАЛ: Что вы можете сказать как общественный деятель, посвятивший жизнь помощи больным деткам, о ситуации с правами самых юных граждан Казахстана?

АРУЖАН: Ситуация с детьми в Казахстане выглядит тревожной. Права детей нарушаются все больше. Этому есть несколько причин. Они не кажутся связанными между собой, но я хочу объяснить, что, как в сообщающихся сосудах, криминогенная обстановка, суициды, ситуация с детьми и с девушками, выкидывающими своих детей в мусорные баки, насилие разного рода — все это взаимосвязано.

Мы получили поколение, которое сейчас рожает и воспитывает детей, а вчера они были сами детьми, но многие из них недополучили опыта и навыков в детстве, в подростковом возрасте, чтобы развить свои лучшие качества, в том числе и быть качественными родителями. Они не приобрели крайне необходимого опыта, который позволил бы им развиться в целостные личности, способные четко определять, что такое хорошо и что такое плохо, что такое жизненно важные ценности, что второстепенно.

Сколько бы негативного не было во времена СССР, но с его распадом развалилась система, воспитывавшая детей. Эта система создавала для каждого ребенка равные стартовые возможности. Помимо школы они могли получить дополнительные знания и умения, имевшие решающее значение для развития личности. В трудные девяностые дети помогали родителям, например, торговать на барахолке, помогали родителям выжить. Эти дети были предоставлены сами себе. Кому-то повезло, и финансовое положение родителей позволяло заниматься спортом, творчеством, а многим — нет. Родители зарабатывали, чтобы детей одеть, обуть, накормить, а на большее не хватало. Теперь уже они не умеют правильно и полноценно  воспитывать своего ребенка. Они не знают, что, помимо еды, одежды и школы, важно для их ребенка. Но этого недостаточно! Я не хочу никого винить, но обстоятельства так сложились, что на определенном этапе нам нужно было не упустить это и создать такие условия, чтобы дети могли приобрести важные качества, которые воспитываются только через спорт и культуру. Это бесспорно, что надо помочь ребенку найти свой талант, увлеченно его развивать, научить трудиться, работать в команде и индивидуально, нести ответственность, побеждать и проигрывать. То есть быть уверенным в себе, своих силах, уважать себя за свои достижения и других — за их. Быть конкурентоспособным, стать устойчивой личностью. А если этого ребенок не получает и все его ценности кроются в материальном, он, не умея ничего, пойдет воровать, зеркала срезать, выкидывать своего младенца в мусорку или доказывать свое превосходство путем насилия над другими.

Положительному примеру надо учить изо дня в день, кропотливо, и это вырабатывается личным опытом. Это словами не донесешь. Ситуация с детьми имеет один корень, права детей нарушают вчерашние дети и молодежь. Я считаю, что в человека что-то не доложили, что-то ему не додали, раз он может поднять руку на ребенка, на свою жену. Всплеск насилия связан не только с появлением интернета и не с тем, что все стали об этом говорить. Хотя и это вносит свою лепту в общую проблему.

Сейчас очень важно смотреть на эту проблему не отдельно как на суициды, отдельно на насилие над детьми, отдельно на нарушение прав сирот. Вот тут пять пальцев, они все прикреплены к ладони. Пальцы не станут здоровыми, пока руку не вылечишь, потому что организм и эта рука зависят от головы. Мы не справимся, пока мы коллективным разумом не примем проблему, ее причины и не найдем решение этих причин. К сожалению, для того чтобы исправить ситуацию, нужно время. Как потребовалось время, чтобы дойти до такого, так требуется время, чтобы это преодолеть.

Ну а если не действовать, то завтра не хватит тех же полицейских, чтобы справиться с теми бывшими детьми, которые будут приезжать в большие города, потому что они работать не хотят. Их никто не научил ценить свой труд, их никто не научил в принципе работать. Да и вопрос качества самих же людей в правоохранительных органах — это тоже вопрос общей системы воспитания и подготовки граждан к такой ответственной работе.

Балет дал мне бесценный опыт

ТОТАЛ: Назовите положительные примеры из личного опыта.

АРУЖАН: Это спорт, искусство, это место, куда ребенок приходит. Вот после школы он прибежал домой, пообедал. У него в шаговой доступности есть место, где его сверстники играют в шахматы, футбол, занимаются танцами. И неважно, что папы нет, что мама работает или что с бабушкой живет. Зато у ребенка есть место, куда он ходит и что-то делает. Он потом им принесет грамоту или диплом, и он сам, и родители будут им гордиться. Это те стартовые возможности, которые должны быть. Это есть во всех развитых странах, на которые мы равняемся. Это либо прикреплено к школе, либо на муниципальном уровне созданы клубы и спортивные секции. Далеко ходить не надо. В Исландии столкнулись с тем, что у них с 12 лет большая часть детей курит, употребляет алкоголь, к 16 годам подсаживаются на наркотики. Они, понимая эту проблему, наняли ученых, которые им доказали, что дети так делают, потому что им нечем заняться. Тогда они предприняли ряд шагов. Первое — ужесточили законодательство. Второе — объяснили родителям, насколько важно проводить время с детьми. Ввели правило, что с 22 часов зимой и с 23 летом детям нельзя одним находиться на улице. Везде была создана инфраструктура и кружки с секциями, даже были открыты счета, куда ежегодно переводили по 300 евро, чтобы ребенок мог заниматься каким-либо хобби. За первые пять лет сильно изменилась ситуация с детьми. Упала преступность, дети бросили пить и курить.

Мой личный опыт — это балет, которым я занималась с маленького возраста. Я мечтала стать балериной, и спасибо моим родителям, которые, несмотря на то что им, может, хотелось заниматься своими делами, несмотря на снег, дождь и жару, изо дня в день водили меня на балет и всячески поддерживали. А уже балет дал мне бесценные опыт и качества. Трудиться и верить, что даже если у меня не получается что-то, например, прыжок, фуэте, я буду работать, стараться и завтра буду его исполнять. Что я могу научиться сама делать что-то, что позволит мне выйти на сцену, танцевать на пуантах, дарить зрителю эмоции. И научиться делиться своим внутренним миром, достучаться до человека через призму искусства. А в балете — конкуренция. Не все же солистки, и если хочешь быть среди первых — надо работать больше. А если ты не ленишься, то всегда видишь результаты своего труда. Вообще, спорт и искусство выстраивают наиболее честные отношения между людьми. Если артист, музыкант не выкладывается, не имеет таланта, его просто не примут зрители. Если ты не бежишь, не прыгаешь выше и быстрее, не будет побед.

Люди не умеют проигрывать

ТОТАЛ: Не должна ли этим заниматься школа?

АРУЖАН: Сейчас на наши школы очень много возложили. Школы должны научить считать, читать, писать, дать базовые знания — и всё. Да, какие-то моральные принципы они должны прививать. Но кто учит в школе? Это те же вчерашние дети, они такие же, как мы. Чему они могут научить? Как правило, бытие определяет сознание, когда ребенок с шести лет идет в секцию, он видит тех, кто хочет быть лучше, кто хочет чего-то добиться. Он думает: раз Серик может, почему я не могу? Для того чтобы красиво танцевать, бегать по полю в бутсах, надо попахать. У ребенка появляется гордость, когда он выступает за школу, его замечают и зовут играть за город. Да, не все дети станут великими пианистами, футболистами или танцорами. Но они приобретут навыки, которые больше нигде не даются и словами не передаются: я буду верить в себя, если буду работать, я выйду на высокий уровень, я буду среди лучших, если буду пахать. Такой ребенок, когда пойдет в институт, на работу, будет спокойно преодолевать трудности, потому что знает, что его труд приносит плоды. Ему в шесть лет дали первую грамоту, потом он еще лет десять занимался любимым спортом или наукой, или творчеством, многого достиг, и потом до окончания университета он представлял ценность для вуза не только как студент, но и как ценный представитель вуза на фестивалях-соревнованиях-конкурсах, и уже будучи взрослым — много раз переступит через свои «не могу, не хочу, бесполезно». Люди также учатся проигрывать. Когда тебя раз не приняли на работу, где-то послали два раза, человек плюнул, сел на диван и начал винить других в своем проигрыше. Мама виновата — не додала, нет родственников и связей и так далее. Понимаете, таких же полстраны, потому что они не умеют проигрывать. Человек, который прошел через спорт, музыку, он уже проиграл раз пятьсот, выиграл раз сто. Это нормально, когда мы не всегда выигрываем. Дорогу осилит идущий, они это уже поняли, они в это верят и идут вперед, а это очень важно.

Есть специализированные спортивные школы или хореографическое училище, например. Это не относится к массовому спорту и массовому воспитанию граждан. Это уже те образовательные учреждения, куда отбираются самые талантливые, самые перспективные. Это отдельная и очень узкая часть образовательной системы.

В ближайшем будущем ресурсы закончатся. Нефть, газ. Мы избалованы, на самом деле это проклятье ресурсов нас держит, но это закончится. На что Казахстан тогда будет рассчитывать? Как живут многие страны, лишенные таких ресурсов — Япония, Швейцария, Сингапур? У них есть человеческий капитал, и мы должны быть востребованными, чтобы себя прокормить. Мы же хотим быть уверенными в завтрашнем дне. Человеческий капитал нужен во всем мире. Талантливые, образованные, заряженные, любящие свое дело люди будут всегда нужны. Человеку даже не всегда нужно высшее образование, чтобы делать свое дело. Чтобы сшить хорошее платье, не надо идти в университет. К тебе очередь будет стоять, если ты будешь отличным специалистом конкретно в своей области. Не нужен Гарвард, чтобы хорошо выращивать помидоры. В каждом человеке нужно найти его талант.

Уповать на сознательность родителей не приходится

ТОТАЛ: Что нужно сделать для приумножения человеческого капитала?

АРУЖАН: Стране нужны подход и система. Бюджеты, которые направляются на культуру, спорт и дополнительное образование, должны отправляться только на это — создание условий и взращивание качественного человеческого капитала. Не нужно много праздников справлять. Нужно справлять, например, только Новый год, Наурыз, День победы, День столицы, День независимости, а остальные праздники организовывать своими силами без использования бюджетных средств. Весь бюджет мы должны направить на создание инфраструктуры. Например, Алматы: «Халык Арена», «Алматы Арена», Дворец спорта — почему они должны сами себя содержать? Пусть их содержат за счет бюджета, но только пусть все будет бесплатно для детей. Акимат может выкупить — арендовать по несколько часов, но каждый день, у частных футбольных полей и в бассейнах, у частных клубов — у бизнеса, чтобы дети могли бесплатно заниматься плаванием, футболом, гимнастикой и т.д., платить зарплаты педагогам и тренерам через инструменты ГЧП и другие. Это нужно доносить до сознания тех чиновников, которые этим занимаются. Пусть учреждения образования в вечернее время будут открыты для дополнительного обучения, и пусть оно будет бесплатным. Для занятий, например, скрипкой, фортепиано нужно на одного ребенка всего около 16-20 кв. метров — это все выполнимо.

Сейчас уповать на сознательность родителей не приходится. Она мама-одиночка, у нее один ребенок или несколько детей при зарплате в 65-100 тысяч тенге. Из них 25 тысяч уходят на коммунальные, это если есть свое жилье. Какие тренировки? Чего вы от нее хотите? И потом, мы уже заплатили налоги, а значит, заплатили и за это — за создание условий для максимального развития и стартовых возможностей для наших детей в шаговой доступности от их проживания. В конце концов, мы должны решать, что нам нужнее сегодня. Завтра этот качественный человеческий капитал заработает больше и заплатит и за это, и за мероприятия, на которые сейчас идут эти деньги.

Пока что в республике объединяются родители больных детей, которые в безвыходной ситуации — детей с синдромом Дауна, муковисцидозом и так далее. Вызревает гражданское общество, которое нацелено на поиск решения проблем своих детей, но там идет речь о жизнях. У людей нет выбора: чтобы спасти своих детей, они должны действовать сообща. А остальные люди, когда речь не идет о жизни или смерти своего ребенка, думают, что кто-то другой пойдет и решит. Аким, министр, президент, еще кто-то, но извините, права человека в некоторых странах написаны кровью, чего нам хотелось бы избежать.

Ради сокрытия преступления люди готовы на дичайшие поступки

ТОТАЛ: Прокомментируйте вопиющий случай с мальчиком из поселка Абай Туркестанской области.

АРУЖАН: Ради сокрытия преступления люди готовы на такие дичайшие поступки. Мне до сих пор непонятно, в чем проблема была в этом Абае. Директор не имеет полномочий разбираться, было насилие или нет, директор должна была вызвать полицию, чтобы та провела свое расследование. Отдел образования должен был провести проверку в школе. Правоохранительные органы должны были сделать качественно свою работу: полиция — расследовать, прокуратура — надзирать. Никто бы не умер, если бы работали по закону. Люди нашли бы решение своей беды, это не отменяет произошедшего с ребенком, но, по крайней мере, все было бы решено на месте. Ведь потом в Астане пришлось вмешаться вице-министру, которая озвучивала ложную информацию, доверяя тому, что ей сказали из региона. А это оказалось не так! Подобное отсутствие ответственности за свои действия может спровоцировать народ на взрывные действия. На каждом этапе можно было перевести все в законное русло. Нельзя было снимать ребенка с поезда, который ехал со своей бабушкой к матери в Алматы и т.д. Но даже президент был вынужден вмешаться, и произошедшее с ребенком обсуждалось на Совете безопасности страны! Сейчас дело в суде, и мы ждем, чем он закончится.

ТОТАЛ: Второй подобный инцидент произошел с мальчиком из Казыгурта. Почему снова Туркестанская область?

АРУЖАН: Я не сторонница разговоров: это южане, это северяне. Мне кажется, просто так получилось, что это снова Туркестанская область. Может быть, причины, о которых я говорила, выражены там более глубоко. Ведь если детям нечем заняться, они, в первую очередь, как и, в принципе, человечество, начинают впитывать какие-то негативные вещи. Если не воспитывать, то ребенка воспитает улица и ее законы. Почему снова юг — нужно изучать в регионе. Примечательно, что пилотный проект по профилактике насилия среди детей под эгидой Генеральной прокуратуры прошел именно в Сарыагашском районе, и вот там так взорвалось. Прокуратура должна была это увидеть и забить в колокола, а она успешно отчиталась о проведении профилактики.

Тут мы подходим к очень важному моменту: честно или нечестно? Формально или искренне? Если люди делают свою работу формально, ради галочки, то толку нет. Если делать по-честному, то нужно работать по-другому, цели должны быть другие, а не просто освоить бюджет. Нужно душу вложить и добиться результата. Формальный подход убивает 90% того, что спускают сверху. Из-за формального отношения, равнодушия и непрофессионализма исполнителей, из-за коррупции все гибнет на местах и вызывает у людей отторжение. По телевизору из Астаны говорят одно, а на местах происходит все наоборот. Какая будет у человека реакция? Формализм, равнодушие и коррупция убивают нашу страну.

ТОТАЛ: Обращаются ли к вам родители с похожими случаями?

АРУЖАН: Да, обращаются. По ребенку из Казыгурта дело было почему-то закрыто, но потом возобновили следствие. По другим детям ничего говорить не буду, но случаи есть. Наверное, не всем нравится, что мы говорим правду, особенно тем, кто сидит на бюджетных деньгах. Мы хотим, чтобы хотя бы в вопросах защиты прав детей, сирот, больных граждан, инвалидов был порядок. Мы не лезем в ресурсы, стройки и т.д. Очень четко я для себя формулирую, что коррупция есть везде. В тех же самых странах, на которые мы равняемся, коррупция есть. Но там подавляющая часть населения не сталкивается с коррупцией в повседневной жизни. Я понимаю, что многие страны сталкивались с коррупцией, кто-то ее победил, как Сингапур. Давайте в отношении сирот, инвалидов, детей, больных, стариков у нас будет железное табу. Ведь это определяет национальную безопасность страны. Именно эти граждане зачастую нуждаются, но не верят в помощь государства. Если у них будут гарантии, что они живут в безопасности, есть гарантия образования, квалифицированной медицинской помощи и равные стартовые возможности для детей, то они не полезут в вопросы вооружения армии, добычи нефти и газа. Потому что они будут чувствовать себя защищенными в основных вопросах своей жизни. А тут у нас проблемы. Люди слишком часто сталкиваются с коррупцией, чтобы чувствовать себя защищенными. Человек, который может положить в карман чужое, не может болеть душой за Казахстан. Значит, он не хочет, чтобы в стране все было круто и все хотели к нам приехать жить. Не способен делать работу свою так, как нужно сегодня стране.

А если все больше детей хотят учиться за рубежом и там остаться, а это сегодня очень актуальные мысли среди молодежи, как мы будем жить завтра? Если самые перспективные, не видя будущего в стране, не видя возможностей воплотить свои мечты и планы на родине, будут оставаться за рубежом, как будет жить Казахстан? Как мы будем внуков воспитывать? Будем бабушками и дедушками по скайпу? Вот те, кто на коррупции заработал, отправил своих детей в Европу, Америку, они хотят быть бабушками и дедушками по WhattsApp? Я хочу, чтобы мои дети жили рядом со мной, чтобы я села в машину и за 15 минут доехала до них, понянчилась со своими внуками. Но для этого мне нужно сделать так, чтобы они хотели здесь жить и им было комфортно и безопасно. И чтобы не только мои дети, но и каждый ребенок гордился своей страной и работал на ее благо.

Человек, который крадет, не способен поднять даже свой аул, не говоря о целой стране. Мы не должны сидеть и ждать, надо начинать с самих себя. Наш фонд защищает права детей, и мы уже вышли за  границы проектов «Подари детям Жизнь», «Казахстан без Сирот», «Аутизм победим».

К нам обращаются с жалобами: насилие в семье и вне семьи, обидели ребенка-инвалида, не обеспечили положенные по закону социальные услуги, нарушение всяческих прав и десятки дел, связанных с неисполнением решений судов по алиментам, изнасилованиями детей, неправильным лечением ребенка и многим другим. Мы помогаем с правовым обращением, консультируем, какие документы и куда подавать. У нас уже правовой центр, который помогает родителям. Но я не кричу об этом каждый день, ведь я понимаю, что если я буду все это писать, то у огромного количества людей возникнет еще большее чувство безысходности. Проблемы решит очень четкая и последовательная работа в правовом поле. Посты в Facebook или общение с журналистами — это крайняя мера, к которой мы вынуждены прибегать, когда мы не достучались нигде и ни до кого. Мы работаем каждый день с десятками подобных ситуаций, это очень непросто, когда понимаешь, что все эти нарушения делают тоже граждане Казахстана.

Ты хочешь, чтобы Казахстаном можно было гордиться, но, пока вокруг много безответственных и равнодушных людей, пока процветает коррупция, это тяжело. Я считаю, что наказание за такие преступления должно быть максимально суровым, чтобы страх удерживал человека в рамках закона. Должно быть мощное общественное порицание. Мы не должны давать руку взяточникам. Прекращайте звать в гости, когда чиновник живет не по средствам, ворует, это уят же, может быть, большая часть из них перестанет делать так из-за общественного осуждения. Уважение матери, отца будет важным, а пока мы радостно бегаем по тоям и говорим им тосты, они продолжат воровать.

У нас права заключенных защищены лучше, чем права детей

ТОТАЛ: Два года назад вы поднимали вопрос с питанием детей-сирот в детдомах. Тогда прокуратура в ходе проверок выявила факты хищения продуктов. Как сейчас обстоят дела с правами сирот?

АРУЖАН: У нас права заключенных защищены лучше, чем права детей, оставшихся без попечения родителей. У уполномоченного по правам человека есть превентивное право, когда его представитель может зайти в любое СИЗО или колонию, где сидят заключенные. Никто не имеет им права препятствовать, а зайти с проверками в детский дом никто не имеет права, а тем более попросить там, чтобы тебе дали какие-либо документы, особенно финансовые. Единственный попечительский совет, куда меня пригласили, это детский дом №1, и то две недели назад и благодаря тому, что туда пришла новый директор Галия Бисеновна Омарова. Хотя мы готовы были зайти в попечительские советы нескольких детских домов. Только в этом году в детдоме №1 мы пролечили троих детей, двоих из них радикально. Кстати, одну девочку, которую мы пролечили, дай бог, сейчас удочерили! Всю жизнь, что они там прожили, до них никому не было дела. Пришел человек, которому было не все равно, и обратился к нам. Дети давно нуждались в медицинской помощи, им уже по 13-15 лет, и все это время они жили с их болезнями. У детей не было бы таких последствий, особенно психологических. И все это мы только узнали. Хотя постоянно говорим и пишем письма, что мы обязательно поможем в лечении детей, особенно в таких учреждениях, как детские дома и дома ребенка. У нас нет информации, скольким еще детям мы можем помочь, не говоря уже о доступе к информации о том, сколько продуктов они едят.

А кто это допускает — нарушения, связанные с правами детей? Президент? Министры? Нет! Это делают люди, граждане, мы! В том числе и участвуют в воровстве тоже обычные граждане. И эти люди считают, что это нормально…

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.