Топ-100 Почему приложение «Күнделік» стало платным?
  • 20 мая, 20:54
  • Астана
  • Weather icon +14
  • 378,9
  • 422,74
  • 5,87

Почему приложение «Күнделік» стало платным? Эксклюзив

Фото: ult.kz

Разработчики рассказали, какие функции «Күнделік» стали платными.

Для чего коммерческая компания, созданная совместно с российским ресурсом «Дневник.ру», согласилась участвовать в проекте государственно-частного партнерства? На чем зарабатывает ТОО «Kundelik.kz», и почему мобильное приложение электронного дневника стало платным? На эти и другие вопросы корреспонденту Total.kz ответил директор по развитию ТОО «Kundelik.kz» Аскар Конакбаев.

Платными функционалами можно не пользоваться

ТОТАЛ: Аскар Галымович, самой обсуждаемой темой в последние несколько дней стал переход мобильного приложения «Күнделік» на платную основу. Почему это произошло?

КОНАКБАЕВ: У нас два мобильных приложения. Одно – для учителей, это «Күнделік-Мұғалім». Это – для оперативного управления уроком. Если ему нужно что-то большее, он может после уроков в свободное время через сайт зайти, поработать. Для учителя это – абсолютно бесплатно. Второе приложение называется «Күнделік-Мектеп». Это мобильное приложение для родителей. Вкладки «Дневник», «Домашнее задание», «Расписание», «Лента новостей» – все это бесплатно. Третья страница только платная. На ней, если это обновленный класс, оценки за СОР (суммативное оценивание за раздел) и СОЧ (суммативное оценивание за четверть) и четвертные оценки. Если это – классический класс, то только четвертные и годовые оценки. Только это платно. Все остальное пока у нас бесплатно. Но те же самые СОР и СОЧ через компьютер – бесплатные. Почему я говорю «пока». Потому что у нас каждый год что-то меняется. Может какой-то новый платный функционал появиться. Может какой-то бесплатный функционал появиться. Может, мы те же СОРы бесплатными сделаем. Может, мы еще что-то туда платное добавим для родителей. Но это все – по желанию. Вы хотите – подключаете. Неудобно смотреть – смотрите через компьютер, там все бесплатно. Тем более что оценки за СОР и СОЧ – это же не ежедневные оценки. Вы их смотрите два раза в четверти. Четвертные оценки вы получаете раз в четверть, четыре раза в год. К чему подписываться на тот функционал, который, по сути, вам не нужен?

ТОТАЛ: А для чего тогда его внедрили?

КОНАКБАЕВ: Нас попросили сделать это удобство. Кому-то удобно смотреть через смартфон, кому-то неудобно. Я, например, приложением вообще не пользуюсь. Потому что мне всегда по работе удобнее смотреть через компьютер. Приложение у меня есть, но на платную версию я даже не подписывался. Потому что эти СОРы я смотрю через компьютер.

Кому нужна реклама дорогих смартфонов?

ТОТАЛ: Для чего в системе «Күнделік» размещается реклама платежной системы QIWI? Является ли это следствием того, что разработчики системы располагают данными об активном использовании платежной системы учениками общеобразовательных школ?

КОНАКБАЕВ: Если смотреть платежные инструменты, финансовые институты, то у нас, кроме QIWI, есть и другие. Никакой анализ – кто чем пользуется – мы не проводили. Мы смотрим, какое предприятие, чем оно занимается, соответствует ли оно нашей политике социальной, нашей политике безопасности, нашей политике лояльности, соответствует ли это стандартам, например, «3+», который мы используем при подключении рекламы.

ТОТАЛ: С какой целью в электронном дневнике размещена реклама дорогостоящих гаджетов? Есть реальные примеры из жизни, когда ребенок видел рекламу последней модели смартфона и устраивал дома скандалы с требованием купить ему этот смартфон, хотя родители не имели финансовой возможности сделать такую покупку.

КОНАКБАЕВ: Потому что это можно показывать детям. Почему бы не показать это детям? Что здесь такого плохого? А то, что попадает реклама дорогого смартфона... Точно так же мы можем рекламировать и пиццу. В чем здесь проблема?

ТОТАЛ: Вы как-то разделяете контент, который важен и необходим для учителей и учеников?

КОНАКБАЕВ: Все, что нельзя показывать детям, мы это на своем сайте никогда не покажем. То, что разрешается – это можно. Плюс к этому есть такое понятие как «контекстная реклама». Но, в любом случае, мы весь этот контент через себя фильтруем.

ТОТАЛ: Вы интересовались, насколько имеет смысл рекламировать дорогостоящие гаджеты за полмиллиона тенге ученикам и учителям?

КОНАКБАЕВ: Если рекламодателю от этой рекламы никакого эффекта не будет, он ее продлять не будет. Если реклама этих дорогостоящих гаджетов до сих пор идет, значит, рекламодателя все устраивает. Значит, кто-то покупает. Может, учителя покупают. Может, родители покупают. Мы не смотрим, мы не проводим такой анализ: кто просмотрел, кто купил или не купил. Конкретно этим мы не занимаемся. По запросу рекламодателя мы можем предоставить отчет по его рекламе. А так, для себя, мы, в принципе, не делаем.

Почему именно «Күнделік»?

ТОТАЛ: Система «Күнделік» разрабатывалась на основе ГЧП. Министерство образования неоднократно заявляло, что «Күнделік» бесплатен для пользователей. Как разработчики системы «Күнделік» намерены возместить свои расходы на разработку и внедрение системы? Намерены ли разработчики системы «Күнделік», являясь коммерческим предприятием, извлекать прибыль из проекта? И почему был выбран именно «Күнделік», созданный на базе «Дневник.ру»?

КОНАКБАЕВ: Проект «Дневник.ру» в России прижился достаточно хорошо, потому что по итогам 2018 года Google поставил его на первое место по посещаемости среди всех российских сайтов. И по данным международных агентств, он тоже входит то ли в тройку, то ли на первом месте. Проекты «Күнделік» и «Дневник.ру» – это не близнецы. Ядро было взято оттуда. Как наиболее приемлемый на тот момент начальный функционал. Было проанализировано несколько разных разработок, в том числе корейская, американская, германская, французская системы. Но наиболее близкая для нас по образованию оказалась российская версия. Она была переработана процентов на 80, наверное. Сами посмотрите: критериального оценивания в «Дневнике» нет, в «Күнделік» оно есть. Многих возможностей в «Дневнике» нет. Казахского и английского языка в «Дневнике» нет. Это все – доработки уже наших, казахстанских разработчиков, казахстанских компаний. В 2016 году министерством образования и науки объявлялся конкурс. Туда подавали заявки порядка 30 компаний. Из них было отобрано три. Из этих трех был выбран проект «Күнделік», потому что он единственный был бесплатный. Вот вам ответ, почему выбрали «Күнделік».

ТОТАЛ: Коммерчески вы связаны с «Дневник.ру»?

КОНАКБАЕВ: Они вошли в проект. У нас – совместное предприятие, одним из учредителей является компания «Дневник.ру», потому что они предоставили в виде вклада в уставный капитал свое программное обеспечение. Другие совладельцы компании – это казахстанские компании, казахстанские частные лица, которые также вложились в этот проект. За три года проекта из государственного бюджета мы ни копейки не получали. Ежеквартально сдаем отчетность, потому что мы являемся членами специальной экономической зоны «ПИТ-Алатау». На данный момент все, что мы тратим – это деньги наших учредителей. То есть того, что мы получаем от рекламы, платных сервисов для родителей, недостаточно даже для того, чтобы покрыть зарплату сотрудников. Все это мы тратим пока только собственные деньги, деньги учредителей. Проект ГЧП – это же не коммерческий проект в чистом виде, в который вложился и через некоторое время начинаешь получать прибыль сразу. По нашим самым оптимистическим планам, у нас прибыль пойдет только на 5-6 год. Мы пока, по большому счету, ровно год работаем по ГЧП.

ТОТАЛ: А на чем собираетесь зарабатывать? На рекламе или на каких-то дополнительных платных сервисах?

КОНАКБАЕВ: Посмотрим. Пока это – реклама, платные сервисы. Может что-то еще появиться. Будем думать – на чем зарабатывать.

Мы никого не заставляем

ТОТАЛ: На каких серверах размещена система «Күнделік»?

КОНАКБАЕВ: Сервера, на которых размещен проект «Күнделік» и которые принадлежат министерству образования, они физически находятся в периметре АО «НИТ».

ТОТАЛ: На их содержание министерство выделяет деньги?

КОНАКБАЕВ: А это уже – вопрос к министерству. Просто по договору ГЧП мы делаем продукт. Мы его внедряем, мы его поддерживаем, мы его обновляем. А техническое сопровождение проекта: где он будет размещаться, через что он будет передаваться – это обязанность министерства. Еще плюс к этому нужно отнести то, что расходы министерства до внедрения «Күнделік» и сегодня не увеличились, на те же самые сервера. Они используют те ресурсы, которые у них есть. Дополнительно под проект они ничего не закупали.

ТОТАЛ: Достаточно большой негатив идет по отношению к «Күнделік». Как вы к этому относитесь? Почему негатив идет, как вы думаете?

КОНАКБАЕВ: Удовлетворить всех, абсолютно всех – это всегда, по всем законам рыночной экономики, невозможно. Всегда будет какой-то определенный процент недовольных. Мы видим, сколько человек выражает нам благодарность. Мы видим, сколько человек поддерживает нас в тех же самых социальных сетях, кто «лайкает» наши публикации, кто говорит нам «спасибо». Мы видим негативные отклики тоже. Благодаря этим негативным откликам мы что-то в системе исправляем, дорабатываем, новое что-то делаем.

ТОТАЛ: Как вы думаете, насколько реальна перспектива того, что учители в сельской местности начнут пользоваться электронными продуктами, учитывая, что у многих нет стабильного интернета?

КОНАКБАЕВ: Планы у правительства-то большие. Есть проекты министерства информации и коммуникаций. Есть проекты по «Цифровому Казахстану». Есть проекты совместные МОН и Всемирного банка. Много проектов, которые нацелены именно на цифровизацию регионов. Мы, как и любой гражданин, смотрим в наше светлое будущее. Надеемся, что в ближайшей перспективе уровень покрытия того же широкополосного доступа (ШПД) будет достаточно высоким. Насколько я знаю, сейчас министерство переговаривается с операторами по поводу внедрения отдельного тарифа для учителей, которые смогут использовать все цифровые инструменты министерства без учета трафика через телефон, планшет и т.д. Так что планов и у министерства, и у правительства много. Мы все это видим. Поэтому тут не говорится только о ШПД. Каналов-то много, и возможностей много.

ТОТАЛ: У нас ведь много населенных пунктов, которые даже не покрыты сотовой связью.

КОНАКБАЕВ: Нет сотовой связи – нет интернета, получается. Тогда и «Күнделік» там не будет.

ТОТАЛ: Есть примеры, когда учителей именно таких населенных пунктов заставляют использовать «Күнделік».

КОНАКБАЕВ: А мы причем? Мы же не заставляем их работать! Это вопрос к акимату, не к нам. Это вопрос к управлению образования, вопрос к школе, в конце концов. Мы причем? Мы заставляем этого учителя работать в системе? Мы можем сигнализировать в управление образования, в местный исполнительный орган. Мы сигнализируем в министерство, что есть такие факты, примите меры. Давайте временно отключим эту школу. Или что-то сделаем. Если к нам будет такой запрос, мы это все перенаправляем в соответствующие органы.

ТОТАЛ: А есть прецеденты отключения школ? В каких областях?

КОНАКБАЕВ: В разных областях. Нам пишут управления, что в связи с тем, что интернет слабый, сигнала нет, труднодоступная местность, еще что-то там, школа на ремонт встала, временно закрылась, переехала, оператора меняет – множество причин. Они нам присылают письмо, делают перечень школ, мы эти школы отключаем.

ТОТАЛ: Сколько школ на сегодня отключено?

КОНАКБАЕВ: Не знаю. Я такую статистику не веду. Министерство знает. На сегодня у нас в системе – 6106 школ, кто пользуется системой. А сколько их всего, сколько из них отключено по республике, мы не знаем. То есть мы же не по всей республике представлены. Кроме нас же еще есть операторы, которые представляют такой же электронный журнал. Мы не единственный игрок на рынке.  Нет. По договору ГЧП мы определенную часть школ обеспечиваем электронным журналом. Мы можем «покрыть» всех. Можем, у нас есть такая техническая возможность. Но нам этого пока не нужно. И мы не стремимся к этому, не стремимся к монополии.

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.