Топ-100 Нефть. Кто и почему кричит: «Караул! Грабят!»?
  • 21 октября, 02:52
  • Астана
  • Weather icon +8
  • 366,43
  • 420,11
  • 5,58

Нефть. Кто и почему кричит: «Караул! Грабят!»?

Фото: bykvu.com

Ничто не дискредитирует оппозицию сильнее, чем дилетантство, считает экономический обозреватель Денис Кривошеев.

В том, что в государстве есть группы людей, имеющих альтернативное мнение на экономические и политические процессы, нет не только ничего плохого. Это полезно и необходимо для самосохранения. Пассивное поведение масс, не дающих обратной связи аппарату, ведет к серьезному застою, и даже если аппарат критику не приемлет или отвергает, то не замечать ее вовсе не может. Любая власть, даже абсолютная, проактивна и реагирует на любую нестабильность, стараясь снять алармистские настроения, а значит, угрозы собственной стабильности. Хуже всего, когда сигналы, подаваемые оппозицией, ложны.

Один из последних хитов — это обращение к премьер-министру Сагинтаеву о якобы низкой экспортной таможенной пошлине на вывоз сырой нефти. Автор обращения задается вопросом: доколе?  — и сотрясает интернет-пространство риторическим: «Когда вы уже станете думать о будущем страны и о народе»? И поясняет, что правительству проще «накачивать» экономику зарубежными кредитами, чем принять решение об адекватном и справедливом налогообложении нефтедобывающих компаний?

На чем же делает выводы активист? Вот логика: «Каждое нефтедобывающее государство устанавливает экспортную таможенную пошлину на вывоз сырой нефти за границу. Насколько мне известно, в Казахстане эта пошлина равна 40 долларов за тонну». И дальше начинает считать: «За первое полугодие из страны вывезено 40,7 млн тонн и в бюджет поступило порядка 1,628 млрд долларов. А в соседней России такая же пошлина с 1 октября повышена со 130 долларов до 137,5 доллара за тонну».

И, естественно, делает вывод, что «если бы в Казахстане пошлина была аналогична российской, то вместо скромных 1,628 млрд долларов в бюджет поступило бы 5,596 млрд американских тенге! И за год эта сумма выросла бы до 11,192 млрд вместо 3,256 млрд, которые бюджет имеет при наших пошлинах». Логично, что свое негодование она связывает с заботой о народе: «А теперь мысленно умножьте эти миллиарды на года, и вы поймете, почему врачи и учителя получают копейки, почему пенсии в стране позволяют только выживать и почему многодетные семьи получают мизерные пособия», — и требует разъяснений.

Так вот, повторюсь, нет ничего хуже, когда вопрос «доколе?» ставят, основываясь на скудных знаниях процессов, происходящих в той или иной отрасли. Это может себе позволить домохозяйка, ей терять нечего, кроме своего мужа. Оппозиционер должен быть подкован лучше самой власти, чтобы не попасть в неудобное положение. Не срывать параллельно идущие диалоговые процессы между представителями гражданского общества и властью. Поэтому, вместо премьера, я проведу собственный ликбез для активистки, хотя сама информация может быть полезна всем.

Первое, вот так выглядят ставки ЭТП на сырую нефть в 2018 году в Казахстане и в России.

Сравнительная таблица ЭТП — 2018

Да, ставки на ЭТП в Казахстане ниже, чем в России. Но есть несколько важных отличий между нашими странами. Например, налогообложение недропользователей, экспортирующих сырье, не ограничивается экспортными пошлинами. Так обязательным является так называемый НДПИ — налог на добычу полезных ископаемых, который варьируется от 5% до 18% от котировки нефти и в зависимости от объема годовой добычи. Существует рентный налог — до 32% от стоимости нефти.

В качестве примера предлагаю рассмотреть структуру налогообложения одного из месторождений Западного Казахстана, исходя из среднемесячных котировок нефти. Данные взяты из имеющейся бизнес-модели недропользователей и не учитывают иных налогов и платежей, кроме связанных с экспортом.

Общая сумма налогообложения

Получается, что в октябре текущего года при экспорте нефти компании перечислят в бюджет РК порядка 220 долларов c каждой тонны экспортируемой нефти.

Теперь я для сравнения дам расклад по отрасли в России. Налоговая нагрузка там складывается из налога на добычу полезных ископаемых и экспортной таможенной пошлины. Ставка НДПИ в РФ в зависимости от региона и объема добычи конкретного месторождения варьируется в пределах 44-66,5 долларов за тонну. Ставка ЭТП, как уже говорилось выше, на октябрь утверждена на уровне 137,5 долларов на тонну. При этом все отчисления там привязаны к рублю. Таким образом, в зависимости от ситуации на биржах российские экспортеры нефти платят в бюджет 200-210 долларов с тонны, что даже чуть ниже того, что платят в бюджет их коллеги из Казахстана.

Да, налоги, которые сегодня платят нефтяники, ниже, чем они перечисляли в бюджет несколько лет назад. Тогда на «высокой нефти» государство позволяло себе снимать сливки, чтобы пополнять свои закрома, но после кризиса 2015 года, когда стоимость барреля скатилась ниже 40 долларов, пришлось признать, что тучные годы прошли и взимать больше, чем есть, не получится. Отрасль просто встанет. Тогда же было принято решение ввести плавающие ставки, напрямую зависящие от рыночной конъюнктуры.

Другой вопрос, почему так раздроблено исчисление, что сложно сопоставить цифры. Во многом это связано с особенностями экономики страны. Уже много лет в Казахстане доходы от добычи идут по нескольким направлениям. Одна часть уходит в бюджет, другая — в Национальный фонд. Во многом это играет положительную роль, например, потому что таможенные пошлины попадают в общий котел ЕАЭС и разделение позволяет часть средств туда не отправлять. Или потому, что часть денег не уходит в бюджет и не перегревает его, во всяком случае это было серьезной угрозой во времена пиковых цен на сырье.

Таким образом, при детальном изучении вопрос на имя премьера и стенания в стиле, что же будет с родиной и с нами, можно было бы и не писать, потрудись активист хоть немного изучить тему. После таких непрофессиональных и голословных заявлений власть перестает реагировать на действительно важные обращения, проверенные, аргументированные и требующие максимального внимания как общества, так и государства. 

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.