Топ-100 Более 150 тысяч детей с особыми потребностями проживает в Казахстане
  • 03 августа, 16:14
  • Астана
  • Weather icon +28
  • 424,46
  • 504,81
  • 5,82

Более 150 тысяч детей с особыми потребностями проживает в Казахстане

Фото: Zakon

Почему инклюзивное образование необходимо обществу.

По статистике, в Казахстане проживает более 150 тысяч детей с особыми потребностями, и с каждым годом их число только растет. Какая работа проводится для их социализации, что такое инклюзивное образование и почему оно необходимо обществу, сообщает Zakon.kz.

При инклюзивном образовании получение качественных знаний доступно всем обучающимся, независимо от индивидуальных возможностей.

В 2008 году Казахстан ратифицировал международную Конвенцию по защите прав инвалидов, в 2016-м — Конвенцию по борьбе с дискриминацией в области образования. С 2020 года казахстанские школы стали инклюзивными. По закону, всем гражданам страны вне зависимости от индивидуальных возможностей гарантирована доступность образования. Но что происходит на практике?

С 2016 года в Алматы действует один из первых в стране Центр социальных инклюзивных программ (ЦСИП). В нем обучаются дети с особыми потребностями. Среди них есть учащиеся с задержками физического и ментального развития, в том числе с диагнозами аутизм и ДЦП.

Салтанат Мурзалинова-Яковлева, руководитель центра, рассказала о задачах организации.

«Мы работаем не так давно и, тем не менее, уже видим результат. У нас две цели — обратить внимание на проблемы особенных детей и содействовать развитию в нашем обществе терпимости и сопереживания к ним», — рассказала Салтанат Мурзалинова-Яковлева.

По ее словам, в процессе инклюзивного обучения социализация происходит намного быстрее. Дети перенимают привычки у одноклассников, находят новых друзей и, что наиболее важно, адаптируются в социуме.

Сейчас в центре обучаются около ста детей с особенностями развития. Все они участвуют в образовательном процессе вместе с нормотипичными детьми.

Специалисты центра видят улучшение общего психоэмоционального состояния своих подопечных.

Ученики перестают сторониться особенных детей, исключать их из окружения, говорит руководитель центра.

«Мы отмечаем увеличение эмпатии, сострадания, принятия и поддержки. И это признак здорового общества. Так и должно быть. Мы даем особенным детям возможность действительно стать равноправными членами общества», — рассказала она.

В настоящее время в Казахстане уже есть понимание нужности инклюзии, продолжает специалист, и это само по себе достижение.

«К сожалению, случается, что особенные ученики сталкивались с буллингом. Родители вынуждены переводить их на домашнее обучение. В ЦСИП мир особенных детей открывается и становится частью мира здоровых людей. Наше общество только приходит к пониманию равности между обычными детьми и теми, кому необходим особенный подход», — уточнила Мурзалинова-Яковлева.

В инклюзивных классах с учениками занимается отдельный специалист — тьютор, дети обучаются и ежедневно перенимают навыки общения, что важно для их психологического состояния.

Тьюторы — специалисты, работающие с особенными детьми. В идеале, за каждым из таких школьников закрепляется индивидуальный помощник до тех пор, пока ему необходимо сопровождение.

«Если мы обучим сто человек, они смогут обслуживать школы, чтобы понять, как работает система приходящих тьюторов, и показать, насколько она эффективна», — говорит Салтанат Мурзалинова-Яковлева.

С 2020 года в Казахстане все школы перешли на формат инклюзивного обучения, в некоторых начали работать кабинеты психолого-социологической поддержки. Однако, отмечает она, в республике до сих пор нет централизованной подготовки необходимых специалистов.

«Это тормозит развитие инклюзивного образования. Сейчас во многих странах тьюторов обучают в университетах. В Казахстане такого нет. Коллеги из России рассказывают, что они шли по тому же пути. У нас пока все находится на стадии обсуждения с властями, и очень много недопонимания именно по функционалу тьюторов», — пояснила руководитель центра.

По ее словам, назрела необходимость создания тьюторского центра, а также специальных инклюзивных школ.

«Не нужно изобретать велосипед, система подготовки таких специалистов уже разработана и опробована за рубежом. Объективно, в нашей стране наиболее реальна модель, когда есть внешний инклюзивный центр, где обучают тьюторов. Они подразделяются по различным направлениям, работают в зависимости от физических или умственных возможностей детей», — говорит Мурзалинова-Яковлева.

Особенным детям нужно больше внимания со стороны педагогов и тьюторов. В коллективе из 30 детей уделить его, например, ребенку с аутизмом практически нереально.

По мнению Салтанат Мурзалиновой-Яковлевой, система централизованной подготовки тьюторов вне школ обеспечит их независимость, а обучение особенных детей в малокомплектных классах значительно ускорит внедрение инклюзивного образования. Профессиональный помощник поможет реабилитировать и социализировать детей с ограниченными возможностями намного быстрее. В будущем особенный ребенок с большей вероятностью сможет самостоятельно применять полученные навыки и стать равноправным членом общества.

Дети с аутизмом и ДЦП — особая категория граждан, которым нужна помощь и эмпатия, говорит эксперт.

«На самом деле, цель программ — не научить особенного ребенка таблице Менделеева. Важно, чтобы ученик с аутизмом или синдромом Дауна смог раскрыться. К примеру, он любит что-то создавать руками и через это общается с людьми. В обычных школах такому ребенку говорят: нет, делай дальше вот так, по системе. И это неверно. Наша организация помогает им научиться жить в обычной среде, найти друзей и просто неравнодушных граждан. Чтобы в будущем такой ребенок элементарно не остался один и мог при необходимости попросить о помощи», — пояснила Мурзалинова-Яковлева.

По словам эксперта, отечественная инклюзия существует только на бумаге: не хватает специалистов, нет четких подходов для работы с детьми с различными диагнозами.

«В индивидуальном порядке отдельные чиновники нас поддерживают морально. Они признают: система нужная, хорошая, но ничего не решают. Нам так и говорят: нет приказа, нет разнарядки, указов нет. Сейчас мы работаем без реальной господдержки», — отметила Салтанат Мурзалинова-Яковлева.

Большую помощь оказывают родители особенных детей. Некоторые из них прошли обучение и сами стали тьюторами. Слова эксперта подтверждает мама двух учеников центра Асель Карибаева.

«Когда родители видят результаты инклюзии, многие включаются в программу и становятся тьюторами. Дети с диагнозами аутизм, ДЦП приходят в центр, мы видим, как происходит их развитие. Через спортивные занятия, через общение со здоровыми школьниками они перенимают навыки обычных учеников, их психологическое и эмоциональное состояние значительно улучшается», — рассказала Асель Карибаева.

По ее словам, это большая помощь и родителям, потому что социализацию и адаптацию ограниченных детей возможно пройти только в социуме.

Как отмечает Салтанат Мурзалинова-Яковлева, сейчас практически все функции тьюторов переложены на педагогов, с них же требуют и ведение документации.

«Во всем мире такой практики нет. В обязанности учителей не входит сопровождение детей с особенностями развития. Это задача тьюторов, ассистентов. К примеру, дети с аутизмом — огромная категория. И если в школу придет обученный человек, покажет, как надо взаимодействовать, то и ученикам, и учителям, и родителям не будет страшно работать совместно с такими детьми. Тем не менее именно педагоги несут ответственность. Даже за отсутствие документально оформленных методик. С них эти бумажки требуют», — поделилась Мурзалинова-Яковлева.

По ее словам, универсальных принципов работы нет и быть не может. Особенность инклюзивного образования заключается как раз в индивидуальном подходе.

«Педагог находится между двух огней. С одной стороны, много административных обязанностей. С другой — нюансы в работе с особенными учениками. У нас две крайности. Есть переполненные государственные школы и есть частные, в которых не очень рады подопечным с особенностями», — пояснила Салтанат Мурзалинова-Яковлева.

Директор Глубоковской средней школы им. Ибрая Алтынсарина Гульмира Абильмажинова считает, что работа по внедрению инклюзивного образования в Казахстане ведется планомерно.

«Если сравнивать 90-е годы, прогресс есть. Однако поначалу многие родители, ученики восприняли введение инклюзивного образования неоднозначно. Но со временем осознали его обоснованность и необходимость. Абсолютно все дети — часть нашего общества. Дать им возможность получить образование, найти друзей, помочь адаптироваться — важная задача, которую решает инклюзия», — уточнила Абильмажинова.

По данным мнистерства образования, сейчас в большинстве школ страны созданы специальные условия для обучения детей с ограниченными возможностями. Безбарьерный доступ обеспечен в более чем двух тысячах дошкольных учреждений и шести тысячах общеобразовательных школ.

«С 2020-2021 учебного года в штатное расписание школ включены педагоги-ассистенты. Более трех тысяч специальных педагогов работают в государственных дошкольных организациях общего типа и общеобразовательных школах для обеспечения постепенного включения детей с особыми образовательными потребностями в учебно-воспитательный процесс. К 2025 году запланировано достижение 100%-ного показателя в детских садах и общеобразовательных школах, 70% — в колледжах и вузах», — заключила директор школы.


Смотрите также:

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.