Топ-100 Кто похищает нефть в Актюбинской области?
  • 18 августа, 09:20
  • Астана
  • Weather icon +15
  • 332,68
  • 389,4
  • 5,6

Кто похищает нефть в Актюбинской области?

Фото: rbc.ru

Общеизвестно, что для нефтедобывающих регионов хищение и теневой оборот нефти имеют особую актуальность. Уполномоченные и правоохранительные органы, включая прокуратуру, постоянно принимают меры устранения причин и условий для нелегальных операций с нефтью. Об этом сообщил первый заместитель прокурора Актюбинской области Нурдаулет Суиндиков на брифинге по вопросам хищения нефти, передает Total.kz со ссылкой на пресс-службу ведомства.

Нурдаулет Суиндиков отметил, что, несмотря на совершенствование законодательства, в криминальных новостях постоянно сообщается о фактах хищения. Поэтому прокуратура области взялась дополнительно изучить эту проблему. Собрали команду экспертов, в числе которых правоохранители, налоговики, экологи, геологи. Они искали ответы на два основных вопроса: 1) какие факторы все еще способствуют хищениям? 2) что нужно сделать, чтобы устранить их? Совместная работа привела к следующим выводам.

«Во-первых, несмотря на требования автоматизации учета, отдельные компании все еще практикуют «дедовские» методы. Сырье из скважин поступает в отдельные емкости, а не в централизованный коллектор. Затем объем добытой нефти измеряется мерной линейкой. Это дает возможность недобросовестным работникам скрыть и продать часть нефти. Конкретный пример. Сейчас межведомственной следственно-оперативной группой по обращению ТОО «Сагиз Петролеум Компани» расследуется уголовное дело», – говорит Суиндиков.

На сегодня установлено, что операторы, мастера и охранники одного из месторождений по ночам продавали нелегалам часть добытой нефти. Выявлено хищение таким образом 530 тонн. Расследование продолжается.

Во-вторых, по словам зампрокурора, нефть похищается из бесхозных или законсервированных месторождений.

«К примеру, преступная группа из пяти человек (Каиркулов и др.) украла с одного законсервированного месторождения свыше 50 тонн нефти. По приговору суда они лишены свободы от 3 до 6 лет с конфискацией имущества», – рассказал он. 

В-третьих, продолжил Суиндиков, некоторые компании списывают большие объемы нефти на технологические потери и собственные нужды. Так, АО «СНПС-Актобемунайгаз» за 2014-2016 годы списало 88 тыс. тонн нефти на техпотери. Эти объемы определены на основании нормативных документов советского периода. ТОО «Сагиз Петролеум Компани» за эти же годы использовало для горячей промывки скважин 2 тыс. тонн нефти. Четкой методики расчетов таких потерь нет.
«На наш взгляд, подобная ситуация не может исключать злоупотреблений со стороны недобросовестных работников нефтедобывающих компаний, которые могут скрыть под видом потерь похищенное сырье. В-четвертых, основным орудием таких преступлений являются нефтевозы. Их численность в области с 2012 года снизилась втрое: с 1200 до 400 единиц. Это в основном результат уголовно-правовых мер и судебных конфискаций. Вместе с тем к использованию таких автомашин и к перевозке нефти не установлены особые требования, позволяющие исключить или минимизировать использование нефтевозов в нелегальных операциях», – констатирует первый заместитель прокурора Актюбинской области.

Кроме того, он отметил, что похищенная нефть легализуется путем составления фиктивных документов, а также с использованием нефтеналивных терминалов и нефтеперерабатывающих заводов малой мощности. В-шестых, чтобы обойти разрешительные процедуры нефть вывозится из страны под видом иного нефтесодержащего продукта.
«Для этого незначительно изменяют состав. Добавляют либо извлекают определенные вещества. Получают некий нефтесодержащий продукт, придают ему название, разрабатывают паспорт качества, называемый стандартом организации. Сегодня существует более 100 разновидностей продуктов, имеющих стандарты организаций. По сути это та же нефть. Просто все эти манипуляции, как уже сказано, придуманы для того, чтобы экспортировать ее в обход ограничений. В качестве примера можно привести дело в отношении транснациональной преступной группы из девяти граждан Молдовы, Казахстана и Армении. В 2012-2013 годах она вывозила нефть за пределы страны, к примеру, под видом «остатка атмосферной перегонки». Преступники осуждены к лишению свободы сроком от 8 до 10 лет с конфискацией имущества», – добавил Суиндиков.

В целом, за последние 5 лет (2012-2016 годы) в области расследовано 160 уголовных дел по фактам хищения нефти (в 2012 – 23, в 2013 – 49, в 2014 – 20, в 2015 – 29, в 2016 – 39), установленный ущерб по которым составил свыше 7 млрд тенге.

«Конечно, многое из сказанного общеизвестно. Уполномоченные органы принимают меры для исключения факторов, способствующих хищениям нефти. Наша команда экспертов по итогам анализа также разработала ряд предложений», – рассказал Суиндиков.

По его словам, для начала необходимо использование только автоматизированного учета добычи нефти. Сейчас законодательство позволяет применять иные способы учета, кроме автоматизированного. Эксперты же предлагают оставить только автоматизированные замерные установки с утверждением единых требований к таким устройствам. Это выведет из применения мерные емкости и линейки, что должно привести к минимизации условий для хищения нефти со скважин. В административном кодексе предлагается предусмотреть приостановление эксплуатации скважин в случаях неисполнения предписания об установке автоматизированных приборов учета.

«Второе. Внедрение современных технологий охраны месторождений. Случаи хищения нефти с месторождений говорят о неэффективности существующих методов охраны. Сами охранники принимают участие в схемах хищения. В этой связи предлагается внедрение современных, электронных охранных систем с дистанционным наблюдением за объектами. Речь идет о системах, позволяющих в режиме онлайн следить за передвижением людей и техники, вести фото- и видеофиксацию охраняемой территории, подавать тревожные сообщения», – проинформировал первый зампрокурора Актюбинской области.

Суиндиков также сообщил, что нужна нормативная регламентация определения и утверждения объемов нефти, используемых для собственных нужд, а также технологических потерь.

«Определение четкой методики расчета, согласование конкретных расчетов с уполномоченными органами, на наш взгляд, позволит минимизировать условия для вовлечения нефти в теневой оборот. Также мы предлагаем рассмотреть целесообразность установления специального налога или иного платежа в бюджет на использование нефти на техпотери и собственные нужды. Это будет стимулировать недропользователей на внедрение технологий добычи с минимальными потерями. Четвертое – совершенствование информационной системы учета и контроля. На сегодня эта система Минэнергетики в основном состоит из сведений самих недропользователей. Для должного учета, анализа и контроля за производством и перемещением нефти и нефтепродуктов предлагаем интегрировать информационные системы всех заинтересованных структур. Это даст возможность в автоматическом режиме отслеживать и сравнивать данные о перемещении нефти из различных источников. К примеру, недропользователь получил разрешение экспортировать нефть железнодорожным транспортом. В единую информационную систему экспортер вносит сведения об отправке вагонов с указанием объемов нефти. КТЖ вносит информацию о количестве принятых вагонов и нефти. Таможенник вкладывает сведения о задекларированном товаре. Пограничник – о количестве вагонов и нефти, пересекших границу. И все эти данные будут автоматически сравниваться между собой. Внедрение такой системы также исключит необоснованное вмешательство госорганов в деятельность недропользователей и других субъектов. Если нет расхождений между различными источниками информации, то нет и необходимости проведения проверки. Схожая практика введена в соседней России, где действует государственная система учета и контроля за производством и перемещением нефти и нефтепродуктов «Нефтеконтроль», – добавил Суиндиков.

Также предлагается внедрение специальной отчетности на перевозку нефти. Сейчас транспортировка нефти ведется с минимальным пакетом документов, хотя она относится к стратегическому сырью. При этом оборот продуктов переработки нефти – это бензин, дизельное и авиационное топливо – находится под контролем налоговых органов. Все операции с данными нефтепродуктами отражаются в базе налоговиков и подлежат подтверждению продавцом и покупателем. Прокуратура предлагает внедрить такую же систему отчетности и по нефти. Это позволит минимизировать объемы незаконного оборота нефти.

Кроме того, необходим контроль за эксплуатацией нефтевозов. Перемещение нефтевозов на сегодня никем не контролируется. Полиция проверяет их только на предмет соблюдения правил дорожного движения. Поэтому предлагается, чтобы услуги по перевозке нефти оказывались на основании специального разрешения. Для этого, к примеру, можно отнести нефть к категории опасных грузов.

Также предлагается обязать собственников оборудовать нефтевозы системами фиксации передвижения и дистанционного контроля. Это так называемый GPS-контроль. Подобная практика уже используется российскими транспортными компаниями. Она позволяет отслеживать машину в пути следования и контролировать объем перевозимого груза. 

«Нужна регламентация процедур разработки и утверждения стандартов организаций на нефтепродукты. Предлагается нормативно упорядочить процесс разработки стандартов организаций на виды нефтепродуктов, а также внедрить их согласование или утверждение уполномоченными органами. Действующие стандарты организаций также нужно подвергнуть процедуре изучения и согласования с компетентными структурами. В качестве альтернативы можно отменить все существующие стандарты организаций и ввести единые национальные стандарты. Озвученные и другие предложения по устранению причин и условий для хищения нефти направлены нами в Генеральную прокуратуру. Генеральная прокуратура поддержала их и внесла в правительство. Надеемся, что ответственные министерства с должным вниманием изучат наши предложения и в ближайшее время примут необходимые меры для их реализации», – резюмировал Суиндиков.

ИА Total.kz 

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.