Топ-100 Славянские девушки – легкая добыча для салафитов
  • 23 января, 10:49
  • Астана
  • Weather icon -9
  • 378,14
  • 429,42
  • 5,68

Славянские девушки – легкая добыча для салафитов Эксклюзив

Фото: .thepatriots.asia

Представительницы русскоязычного джамаата рассказали о технологиях салафитской пропаганды.

Славянки в Казахстане могут стать легкой добычей для салафитов. Об этом рассказала столичная мусульманка Тамара Волкова, работающая при одной из мечетей Астаны, передает корреспондент Total.kz.

«В принципе, информация о каждой славянке, приходящей в ислам, распространяется между салафитами: передаются их номера, замужем она или нет, какого течения придерживается, есть ли у нее дети, может ли она развестись. Для них мы как джекпот, привести ханафитку в салафизм – сорвать большой куш. Потом они обсуждают это. Да, это правда, что они передают своих жен друг другу», – подчеркнула Тамара.

По словам Тамары, около десяти славянских девушек приходят в ислам ежегодно. Она уверена, что за русскоязычными девушками, приходящими в ислам, всегда есть чье-то влияние. Сама она обратилась к вере под влиянием друзей-шиитов, но все же стала последовательницей ханафитского мазхаба, традиционного для Казахстана.  

«Девушки, с которыми я работаю, приходят в ислам с пустой головой. Они абсолютно чистые, у них нет никакой информации, с ними легче работать. Но, все равно, рано или поздно ты сталкиваешься с теми, кто приходит к радикализму. Сотрудники мечети, в том числе я, пытаемся с ними работать. Большая проблема, что мало русскоязычных проповедников, которые бы нам помогали, все больше информации на казахском языке. Славянки, не понимая казахского, ищут свою нишу. И тут появляются ахи и ухти (брат, сестра, термины, используемые салафитами – прим. Total.kz), а нам, к сожалению, нечего им предложить. У нас работает только одна устаз русскоязычная в мечети», – сообщила Тамара.

Она рассказала о русскоязычном джамаате, в котором есть не только славянки, но и казашки, не знающие государственного языка, азербайджанки, ингушки, чеченки.

«Наша задача не только привести их к исламу правильного ханафитского толка матуридитской акыды (традиционное для казахов направление в исламе – прим. Total.kz). Наша задача – не увести их от традиционных ценностей, чтобы они оставались и продолжали быть азербайджанками, ингушками, чеченками и русскими и при этом взаимодействовали в исламе», – сказала Тамара.

Пока в мечети, куда пришла Тамара, не было русскоязычного джамаата, девушки в поисках информации заходили на сайты салафитского характера, которые работают до сих пор, несмотря на активное их преследование.

Тамара говорит, что есть возможность внедрить в салафитские кружки имамов-проповедников, но это сложно – у салафитов четкие представления о том, какими признаками должен обладать «брат», и этих признаков у большинства проповедников нет.

Также мусульманка рассказала корреспонденту Total.kz историю своей подруги. Она и стала причиной для организации русскоязычного джамаата Тамарой. Ее подруга пришла в ислам несколько лет назад и ее дважды передали друг другу мужья-салафиты.

«Первый привел ее в дом, будучи женатым, они жили в одной квартире, и она думала, что это нормально. Все отношения, интимные моменты совершались в этой квартире, где две жены, дети. Она сперва думала – это норма, мы же мусульмане, я вышла за него замуж, я должна идти за своим мужем. Прошло некоторое время и она поняла, что это ненормально. Когда она стала уговаривать его жить отдельно, он ей сказал, что не может содержать вторую жену, это тяжело, но у него есть брат, который с удовольствием возьмет ее женой. После получасовой встречи она вышла замуж второй раз. Новый муж увез ее в Казань, откуда уехал на вахту. Пропал на полгода. Она обратилась к родителям, попросила денег, они выслали. Вернулась в Казахстан разрушенной, сломленной», – констатировала Тамара.

Тамара рассказала и о том, как работают технологии салафитской пропаганды.

«Всегда накрытые столы, красивые квартиры, много женщин. Они во всем помогают тебе. Если они узнают, что у тебя проблемы с финансами, предлагают помощь. Вот, возьми деньги на первое время, прослушай вот эти лекции, как сделаешь это, встретимся и поговорим, говорят они. То есть, им надо быть уверенными в том, что девочка прослушала лекции. На следующей встрече происходит блиц-опрос: проверяют, «скушала» ли девочка эти лекции, закрепилась ли информация, они сверху еще накидывают. Девочке некуда идти, она уже впала в зависимость от этих денег, от этих людей», – говорит Тамара.

Салафитов собеседница классифицирует как «высших» и «низших». «Низшие», по ее словам, - тунеядцы, которые нигде не хотят работать, занимаются проповедческой деятельностью и вдобавок агрессивны. Такие, по ее словам, промышляют на столичном рынке «Артем». «Высшие» - более гибкие, подстраиваются под изменения, мимикрируют. Они управляют «низшими».

«На собрания нашего джамаата приходят разные люди: салафиты, граждане светского толка, и нужно со всеми работать. Нельзя выделять и отдельно работать с салафитками. Они тогда просто встают и уходят, либо говорят – я истинная правоверная, а вы - кяфиры. Даже приходя к нам, салафитки не хотят говорить с нами. Я подходила к тем, кто ушел от салафитов, и просила помочь нашей умме, но они отказываются помогать», – вспомнила Тамара.

В беседе Тамары с корреспондентом Total.kz также приняла участие новообращенная мусульманка София, рассказавшая свою историю.

«Моя тетя и дяди не хотели, чтобы я стала мусульманкой, боялись радикализма. Уже тогда я сталкивалась с салафитами в «Артеме», куда ходила покупать мусульманскую одежду. Я очень много знаю мусульманок, которые ушли в салафизм. Я еще не была в исламе, но хотела покрыться. Я встретила девушку-славянку, которая дала мне тетрадь и сказала – быстрее произноси шахаду, а то иначе, когда ты умрешь, попадешь в ад. Меня это испугало, я пришла к Тамаре, которая успокоила меня. Я показала ей эту тетрадь, там были три радикальных вахаба», – рассказала София.

Рассказчица поведала, что все больше подпадала под влияние женщин-мусульманок с рынка «Артем», которые ее учили, что мазхаб Абу Ханафи неправильный. Ее даже пытались выдать замуж за салафита, которого она видела всего три раза.

«20-минутная встреча, расспросили друг друга, я согласилась на никях. Мой пост увидела Тамара, которая спросила, зачем я одела химар (полностью черное одеяние - прим. Total.kz). У нас была долгая беседа, почему я согласилась на никях. Я не понимала важность, я думала, у них такая цель. В итоге я отказалась, салафиты стали меня допекать, и я сменила свой номер», – говорит София.

Попыток физического воздействия на девушку не оказывалось, однако ее пытались уговаривать именем Аллаха. Вообще, психологическое давление в салафизме встречалось ей постоянно.

«Салафиты настраивают против имамов. Большая проблема, что очень много радикальных течений в интернете. Мне часто предлагали поехать на джихад. У меня была истерика. Люди прикрываются исламом и пытаются нас подкупить. Женщины поднимают мужчин на джихад. К счастью, мне помогли выбраться из этого», – завершила свой рассказ София.

Почему девушки из семей, где традиционно не исповедуют ислам попадают под влияние деструктивных течений. Об этом мы поговорили с сотрудницей одного из центров, который помогает девушкам «вернуться» из псевдорелигиозных течений. Из соображений безопасности мы не будет называть ее имя.

«Молодых девушек привлекает «брутальность» таких мужчин. Им кажется, что он готов взять на себя все заботы о ней и о семье, но это не так. Практически все женщины оставшиеся с детьми на руках не состояли в официальном браке. При разводе они не могут обязать отцов детей платить алименты, у большинства дети зарегистрированы на фамилии самих женщин», — рассказывает она. 

Директор Центра «Шанырак» по вопросам религии  Мирхат Мадияров говорит,  что вербовщики не делают различий по возрасту и национальностям. И даже обряд заключения брака они превратили в фальш и обман.

«Вербовщики оказывают поддержку, проповедуют свои взгляды среди религиозно малограмотной части населения, пользуясь низким знанием ислама. Также представители деструктивных течений пользуются оторванностью девушек от семьи. После того как девушка привязалась к общине и получила несколько талак (развод – прим. Total.kz), она не знает, куда идти и что делать. Ведь до своего замужества они со скандалом уходят из дому «во имя довольства Всевышнего». Обряд «никях» (брак – прим. Total.kz) совершается среди своих ахи и ухти, дома, без имама. После того как понимают, что это все лишь фальшь, обман, идти к родственникам не позволяет чувство стыда. Тогда они снимают квартиры, где живут по несколько человек и буквально выживают», — прокомментировал он.

И эксперты, и девушки, которым удалось отойти от деструктивных течений, считают, что эту проблему нельзя «замалчивать». Ведь от этого прежде всего страдают дети, рожденные в таких «браках».

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.