Топ-100 В казахстанском обществе два образа женщины: святой и шлюхи – Баяндарова
  • 18 декабря, 05:22
  • Астана
  • Weather icon -22
  • 335,33
  • 395,49
  • 5,7

В казахстанском обществе два образа женщины: святой и шлюхи – Баяндарова

Фото: Facebook

Асель Баяндарова об «уят-фото», насилии в отношении женщин и свинском поведении мужчин.

Total.kz продолжает изучать такое явление как ЛОМы (Лидеры общественного мнения). Сегодня мы беседуем с Асель Баяндаровой, поразившей многочисленную аудиторию не только своим нижним бельем и прекрасной фигурой, но и пытливым умом и высоким интеллектом.

TOTAL: Вы так свежо ворвались в число лидеров общественного мнения благодаря известному «уят-фото» в зеленом белье. Хотя до этого вы публиковали замечательные истории о вашей работе в неотложке…

БАЯНДАРОВА: Пост и моя фотография в зеленых трусах были абсолютно обычными для меня. Я и до этого много раз высказывала свое мнение, делилась мыслями. Поэтому такой ажиотаж стал довольно неожиданным.

TOTAL: После той публикации вам задают много вопросов о правах женщин, гендерных отношениях. Вы стали лидером общественного мнения. Ощущаете ли вы какой-то груз ответственности перед обществом?

БАЯНДАРОВА: Народ серьезно отреагировал на тот пост, а это говорит о том, что проблемы действительно есть. Ответственности как таковой я не ощущаю, потому что являюсь обычным пользователем социальных сетей. Facebook для меня – это дневник, который доступен для всех.

Насчет гендерных отношений – я читаю много литературы по психоаналитике, пытаюсь разобраться с собой, со своей жизнью, со своими взглядами. И некоторые заметки вызывают довольно сильную реакцию у читателей.

В Казахстане гендерное неравенство ярко выражено, но в силу многих обстоятельств, это кажется нам нормальным. На самом же деле возможностей и социальных лифтов для женщин в Казахстане гораздо меньше, чем для мужчин. У нас вообще общество очень сильно разобщено. Это выражается в том числе в таком явлении, как неравенство перед законом. И при всем этом негативные проявления усиливаются, если ты женщина.

TOTAL: Но у нас и доступ к образованию равный, и в общем стартовые позиции у мужчин и женщин вроде как одинаковые…

БАЯНДАРОВА: Это на словах, а в реальности доля женщин в том же секторе руководителей высшего звена у нас ничтожна, есть только исключения, которые лишь подтверждают правило. У нас народ даже представить не может, чтобы женщина возглавляла большой корпоративный бизнес или занимала высокий пост в госуправлении. И уж тем более нонсенс – это женщина-президент. Мотивация простая: баба же.

У нас даже присказки такие: что, мол, ведешь себя как баба? Это говорит о том, насколько глубоко это в нас живет. Женщине, бабе в наших краях место на кухне.

TOTAL: Может быть, женщины просто неконкурентоспособны в нашей системе социальных отношений?

БАЯНДАРОВА: У нас отсутствие родственных связей и тому подобные факторы усиливаются половым различием. Это на мой субъективный взгляд.

TOTAL: Есть ли у нас профессионалы-психоаналитики?

БАЯНДАРОВА: Нет, я не вижу на нашем рынке сильных специалистов – ни среди психологов, ни среди психоаналитиков. Это вполне объяснимо. При Советском Союзе не было вообще такого понятия, как психоанализ. Была психиатрия, которая занималась больными людьми, и была психология, которая была отдана на откуп педагогам. Никто не занимался пограничными состояниями – то есть психологическими проблемами здорового человека. Эта наука выросла на Западе. Учитывая, что наш рынок маленький, сильные специалисты попросту не выросли. Все просто: нет спроса.

TOTAL: Что вас подвигло изучать психоаналитику?

БАЯНДАРОВА: У нас вся жизнь состоит из непростых, зачастую конфликтных ситуаций. И разобраться в себе всегда ведь интересно.

TOTAL: Сегодня среди молодых пар модным стало ходить к психоаналитикам…

БАЯНДАРОВА: Я как раз этого не наблюдаю. В моем окружении всего одна такая пара, причем супруги очень органичны, по крайней мере, по сравнению с другими. Остальные пытаются решать семейные вопросы по старинке.

TOTAL: В последнее время в прессе и соцсетях широко и громко обсуждаются проблемы сексуального насилия над женщинами. Каково ваше видение данной проблемы?

БАЯНДАРОВА: Я лично знаю четырех женщин, которые подверглись сексуальному насилию. Все они проблему замолчали. Лишь одна пошла писать заявление, но те, кто должен был его принять – то есть полицейские, попросту высмеяли ее. Мол, может, это любовь и всякие подобные шуточки. Все жертвы насилия испытывают чувство стыда, вины, неловкости. Это характерно. В итоге заявление она забрала. И это городские женщины, с образованием, продвинутые. Что же говорить о девушках с периферии?

А причина та же самая – гендерное неравенство. У нас правда у того, у кого сила. Если ты сильный, пусть даже чисто физически – значит, ты можешь. А у агрессора всегда найдется оправдательный мотив: не так одета, не в том месте ходила, выпившая была и т. д.

Помните, несколько лет назад известный боксер вроде как ударил девушку. В соцсетях поднялась волна против нее. Мол, «какого она шатается по клубам? Вот шлюха!».

Это очень примитивный и инфантильный взгляд на женщин. В казахстанском обществе две крайности, два образа женщины: образ святой, то есть материнский, и образ шлюхи. Если женщина не соответствует нашим внутренним стандартам святой, некоему стереотипу, значит, она точно шлюха. А шлюху можно и избить, и изнасиловать.

Это же ненормально.

TOTAL: Как найти грань между провокацией и согласием, насилием реальным и мнимым, возмещением ущерба и шантажом?

БАЯНДАРОВА: Как бы тебя ни провоцировали, ты ведь не животное, чтобы следовать исключительно половым инстинктам. Пока человек не высказал явного согласия на близость, переступать эту грань нельзя. Мужчина сам должен оставаться в пределах собственных внутренних границ поведения. В любом ином случае – он агрессор. И неважно, танцует девушка пьяной в мини-юбке в ночном клубе или нет.

TOTAL: Как вы относитесь к процветающему у нас институту «токалства»?

БАЯНДАРОВА: Если это устраивает все стороны, то почему нет? Пусть живут. Полигамность других людей меня никак не трогает. Но лично я бы, конечно, не хотела быть ни на месте жены, ни на месте любовницы. Но и опять же – мужчина снова оказывается в самом выигрышном положении: то есть он что хочет, то и делает. Но насколько это хорошо…

По большому счету, это ведь поведение свиньи. Это расхолаживает, растормаживает и развращает в итоге. И мужчина тем самым тоже платит за это какую-то свою цену.

Закреплять многоженство конституционно – маразм. Тогда и многомужество нужно законодательно разрешать.

TOTAL: Вы феминистка?

БАЯНДАРОВА: Я не состою ни в каких движениях, но да – я феминистка. Я за равноправие морально-этическое и в уголовном праве.

TOTAL: Можно ли к этому прибавить отказ от элементарных правил этикета и равноправия во всем вообще?

БАЯНДАРОВА: Если говорить о мужской галантности и этикете, то эти явления делают нашу жизнь приятней и красивей. Не нужно путать разные вещи. Этика и уголовное равноправие – понятия из разных плоскостей.

Если я пропагандирую какие-то идеи и постулаты феминизма, который у нас, кстати, часто неправильно понимают, это не значит, что я ненавижу мужчин. Я очень люблю мужчин. Готова ухаживать, кормить, поить чаем – это укладывается в этику поведения. Это приятная социальная игра, которая приукрашивает нашу действительность.

TOTAL: Стало ли сегодня нормальным для казахстанских женщин обращаться к помощи пластических хирургов? Для многих ведь это до сих пор табу…

БАЯНДАРОВА: Это уже давно нормально. В постсоветских странах, где есть гендерное неравенство и лучший сценарий для подавляющего большинства женщин – выскочить замуж за человека, который обеспечит ее и ее потомство материально, красота очень ценится. Это красивая обертка, внешняя оболочка, за которой нужно постоянно ухаживать. Если за границей к услугам пластических хирургов обращаются люди с достатком выше среднего, то к нам приходят и те, кто не относится к среднему классу. Они копят деньги, берут кредиты.

TOTAL: Как вы относитесь к доминантной роли женщины в семье, когда она добытчик, а мужчина сидит с детьми?

БАЯНДАРОВА: Ситуации могут быть разными. Если же речь идет о системности явления или, еще хуже, об образе жизни и мышления, то я такого мужчину рядом с собой не вижу. Нам будет просто неинтересно. Но если трудности временные – я готова поддержать его.

TOTAL: Как вы относитесь к харрасменту и сопутствующим ему процессам?

БАЯНДАРОВА: Я наблюдаю за происходящим в Голливуде и в мире. После скандала с Вайнштейном мир однозначно уже не будет прежним. И я считаю, что, хоть мы и периферия, до нас это тоже дойдет. Интернет очень быстро доставляет информацию – хотим мы этого или нет.

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.