Топ-100 Наследие ЭКСПО: гражданке Конго, родившей ребенка в Астане, грозит депортация
  • 16 ноября, 04:51
  • Астана
  • Weather icon -16
  • 375,9
  • 423,56
  • 5,55

Наследие ЭКСПО: гражданке Конго, родившей ребенка в Астане, грозит депортация

Фото: Total.kz

О том, что в далеком Казахстане будет проходить международная выставка, Моника Камукенж Камганза узнала от подруги.

Девушка рассказала Total.kz, что заполнила анкету по интернету, сдала документы на визу. Какие «приключения» ждут ее, она даже и не подозревала. Теперь 26-летняя африканка с младенцем на руках оказалась одна в чужой стране, и ей грозит депортация. Пока мать с ребенком живут в центре временного проживания «Коргау-Астана».

«Приехав в Астану, я не смогла найти того человека, с которым держала связь по интернету. У меня не было документов  для работы на ЭКСПО, меня не оформили, и я не работала там. Я подавала документы через интернет, потому что в Конго нет казахстанского посольства. Документы помогала оформлять подруга. Еще одна моя знакомая хотела поехать вместе со мной, но у нее не было денег. Я нашла деньги, оформила визу, и подруга отправила мне готовые документы», — начала свой рассказ Моника.

Впрочем, на связь с Моникой перестала выходить и подруга, которая стала в этой истории посредником.

«Когда я приехала сюда, я попыталась связаться  с ней, но она не поднимала трубку. Я позвонила ее семье, они сказали: она уехала работать в другую страну и не выходит с ними на связь», — пояснила женщина.

В Астане Моника познакомилась с группой африканских танцоров, которые выступали на тоях. Поначалу дела шли хорошо, заработка хватало на оплату съемной квартиры и питания. Пока однажды она не познакомилась с «местным» мужчиной.

«Познакомилась я с ним в Павлодаре. Мы танцевали на мероприятии какой-то организации. Я влюбилась. Мы связывались по телефону, у меня был его номер, но потом он просто отключил его», — рассказывает Моника.

Танцовщица не говорит по-русски, а тем более по-казахски. Общались при помощи «переводчика» и мобильной связи.

«Мы общались по сотовому телефону. Русский язык очень сложный, но некоторые вещи, когда слышу, запоминаю, как произносится, и запоминаю значение слова. Мы переписывались по мобильному телефону, я переводила в переводчике и отправляла ему сообщение», — говорит о коротком романе женщина из Африки.

В кризисный центр «Коргау-Астана» Моника попала за месяц до родов, привезли ее сотрудницы инспекции по делам несовершеннолетних. К слову, они до сих пор посещают свою «подопечную» и приносят ей фрукты. Малышка родилась в начале сентября, у нее двойное имя – Блессинг (Благословенная)-Маша

«В приюте рядом с ней живет девушка. На русский лад — Маша, на самом деле ее зовут Машхура. В свое время ее бросила мама чужим людям. Ей 18, и она никогда не ходила в школу, никогда не имела документов. Они подружились и друг другу помогают», — рассказывает руководитель центра Анна Рыль.

В Конго у Моники остались мать, братишки и сестренка. Уезжая «работать на ЭКСПО», она обещала пересылать деньги и заботиться о них. Дочь скрывала от матери свою беременность, теперь мать не хочет даже слышать о ней.

«Мама была очень разочарована, но я надеюсь, что она сейчас не думает плохо обо мне. Она сказала, что я потеряла ее доверие. У нас в Африке, если молодая женщина рожает без мужа вне брака, это очень плохо воспринимается», — со слезами рассказала она.

Теперь Монике некуда возвращаться, и она хочет остаться в Казахстане.

«Я хочу остаться здесь не только из-за того, что в Конго нет работы, но и потому, что моя дочь родилась здесь. Она наполовину казашка и должна расти на своей родине, где родилась», — считает она.

Больше чем за год она успела привыкнуть даже к погодным условиям Астаны.

«Сначала я постоянно кашляла из-за холода, у меня даже кровь из носа шла. Холодный воздух для моей страны — это большая редкость, поэтому если сравнивать с тем, как тяжело дышать в Конго, то, наверно, здесь легче. Летом здесь очень жарко, и летом мне показалось, как будто бы я дома, в Конго», — с улыбкой говорит Моника.

Сейчас женщина находится в стране нелегально. У нее просроченная виза. Нет документов и у маленькой Блессинг-Маши.

«Сейчас для получения свидетельства о рождении у нее должен быть легальный статус, согласно постановлению Министерства юстиции. Чтобы получить легальный статус, нам пришлось пройти через суд, восстановить визу. К нам очень хорошо отнесся судья, он не назначил депорт. Он назначил минимальный возможный штраф, мы его оплатили. Сейчас легализуем ее статус, и завтра пойдем делать свидетельство о рождении ребенка. Но это – казахстанское свидетельство о рождении. А чтобы Моника вернулась в Конго вместе со своим ребенком, ей нужен еще документ от посольства.  Посольство находится в Москве, и мы должны отправить свидетельство о рождении в посольство. Там документы рассматриваются в течение двух месяцев. Но, по казахстанскому законодательству, миграционная служба после легализации статуса может дать  только 10 дней для того, чтобы она покинула страну.  Но ни финансовой возможности, ни какой-либо другой у нее нет. Она не может уехать, оставив ребенка», — прокомментировала юридические тонкости директор кризисного центра «Коргау-Астана» Анна Рыль.

У Моники есть специальность по мультимедиакоммуникациям. Она может работать видеооператором или фотографом.

«В первую очередь, я прошу прощения за то, что я приехала в вашу страну и осталась здесь без документов. Я хотела пойти обновить свои документы, но у меня не было денег. Также я прошу простить меня за то, что я родила здесь ребенка, но сейчас у меня очень сложная ситуация, и я прошу о помощи. Я молюсь, чтобы у меня все получилось с документами, тогда я устроюсь на работу и буду заботиться своей дочери», — говорит Моника.

Она обратилась к отцу своей дочери: «Может, он увидит меня по телевизору и вспомнит меня, чтобы он знал — это его ребенок. Нам очень сложно. Ребенок может заболеть, я могу заболеть. Если у этого человека есть сердце, он должен понимать, что я сейчас нахожусь в очень трудном положении: без документов, в чужой стране. Мне надо работать, у меня на руках ребенок, и я должна заботиться о нас двоих».

По словам Анны Рыль, государство не выделяет деньги на содержание граждан других государств. На первом этапе Монике помогала Международная организация по миграции. Они оплатили роды, питание и покупку необходимых вещей для ребенка. Но финансирование закончилось, и теперь кормящую мать и младенца содержат сами сотрудники центра.

«Это, действительно, след ЭКСПО, потому как не первый случай. За все время работы у нас была только одна женщина из ЮАР, очень давно. Она приезжала на работу и попала в трудную ситуацию. В этом году это уже пятый случай, но первая женщина. До этого были мужчины, которые приезжали на работу на ЭКСПО. Моника — хороший человек, она с нежностью заботится о своей дочери. Думаю, если ей дать шанс, она будет благодарным гражданином Казахстана», — считает руководитель кризисного центра «Коргау-Астана».

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.