Топ-100 Дом ребенка: куда ушли деньги со счетов умерших детей в ВКО
  • 26 сентября, 00:54
  • Астана
  • Weather icon +7
  • 426,32
  • 496,41
  • 5,5

Дом ребенка: куда ушли деньги со счетов умерших детей в ВКО Эксклюзив

Фото: philenews.com

«Откаты», «мертвые души» и «жестокое обращение с детьми» — экс-директора Дома ребенка в Усть-Каменогорске обвиняют в ряде преступлений.

На днях в редакцию Total.kz позвонили юристы с просьбой донести до общественности реальную картину того, что происходило в Специализированном доме ребенка в Усть-Каменогорске, и обратиться к председателю Агентства РК по противодействию коррупции Алику Шпекбаеву и генеральному прокурору РК Гизату Нурдаулетову – взять на контроль это уголовное дело.

Пока гром не грянет

В январе 2019 года в социальных сетях появилось любительское видео. На этих кадрах —  выступление перед коллективом главного бухгалтера Специализированного дома ребенка в Усть-Каменогорске Ботагос Елемесовой. Она признается коллегам, что присвоила 15 миллионов тенге, из-за чего 160 сотрудников остались без заработной платы. А в преступной схеме, как она утверждает, участвовала и директор этого детского учреждения Гульнар Даниярова.

«В итоге лицо, сообщившее об уголовных правонарушениях по делу на пару с кадровым работником, признано подозреваемой. Хотя на протяжении всего досудебного расследования моя подзащитная оказывала содействие следствию. Именно по ее обращению и показаниям тогда стали известны все обстоятельства незаконных действий руководства детского учреждения», — рассказывает адвокат бывшего главбуха Дома ребенка Руслан Шерубаев.

К примеру, следственным органом было отказано в выемке выписок об открытии мультивалютного счета Дома ребенка в одном из банков второго уровня, куда поступали денежные средства в размере 78 000 долларов США, которые были впоследствии обналичены. В период 2011-2012 годы поступило три транша по 26 000 долларов США. При этом открытие мультивалютного счета уставом государственного учреждения запрещено, отмечает адвокат.

Из материалов уголовного дела, предоставленных юристами редакции Total.kz, и показаний Ботагос Елемесовой следует, что деньги поступали от иностранных усыновителей. Работали тогда, судя по переписке на электронной почте, по следующей схеме, рассказывают юристы: усыновители перечисляли через некую компанию денежные средства на счет Дома ребенка, которые позже обналичивались. При этом речь шла о передаче здоровых детей за определенную сумму. Переписку вела старший воспитатель, а переговоры с иностранными усыновителями велись непосредственно директором.

«Эти факты отражены в материалах уголовного дела, представленных сотрудниками следственных органов адвокатам для ознакомления. Материалы были среди изъятых документов из Дома ребенка», — констатируют юристы.  

Однако ни следственным органом, ни Домом ребенка документы об этом счете в департамент внутреннего государственного аудита ВКО не были представлены. Юристы уверены, что следственному органу достаточно было запросить из банка выписки, но этого не произошло.

Нарушения без наказания

Из приобщенных к уголовному делу видеоматериалов следует, что на изъятых с камер в Доме ребенка записях отображены факты жестокого обращения с воспитанниками. Однако уголовное дело было прекращено в связи с истечением срока давности, а руководство детского учреждения никакой ответственности не понесло, говорят юристы.

Среди изъятых следственным органом документов оказалось более десятка разрешений от органа опеки в период с 2010 по 2018 год. Документы подписывались руководителем отдела опеки Усть-Каменогорска и его заместителем. То есть чиновники предоставили возможность администрации Дома ребенка снять денежные средства со счетов 17 умерших детей. А согласно действующему законодательству в случае смерти детей деньги должны быть возвращены в бюджет государства, их снятие запрещено.

Все в тех же изъятых в Доме ребенка документах есть информация о том, что в период с 1 мая 2018 года до 5 февраля 2019 года были приобретены 20 ампул диазепама (психотропные) у ТОО «Асфарм». Однако срок действия лицензии на деятельность, связанную с оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, окончился 30 апреля 2018 года, а возобновлен только 6 февраля 2019 года. Таким образом, в этот период деятельность велась без соответствующей лицензии, то есть незаконно. Оформлением лицензии, подготовкой документации в то время занималась фармацевт Райгуль Курманова. Из показаний бывшего главбуха известно, что Курманова — супруга судьи апелляционной коллегии по уголовным делам суда ВКО Мирхата Курманова, председателя комиссии по судебной этике Восточно-Казахстанского областного суда. Кстати, Мирхат Курманов и муж Гульнар Данияровой, экс-директора Дома ребенка, — коллеги: Талгат Данияров сейчас занимает пост судьи коллегии по уголовным делам Восточно-Казахстанского областного суда.

Для каких целей приобретались и как применялись психотропные вещества — неизвестно, следствие не стало этим интересоваться. 

«Это то, что есть из документов сейчас. И опять же аудиторы не смогли дать заключения по указанным фактам по причине непредоставления их органом следствия», — рассказывает Руслан Шерубаев.

Казнить нельзя помиловать

Гульнар Даниярову не удается привлечь к ответственности, хотя она как руководитель Дома ребенка имела право первой подписи на всех документах, то есть несла персональную ответственность за финансово-хозяйственную деятельность и сохранность имущества госпредприятия, говорят юристы, ссылаясь на материалы уголовного дела.  

«Специализированным межрайонным следственным судом Усть-Каменогорска жалоба Данияровой на действия Антикоррупционной службы о признании ее подозреваемой оставлена без удовлетворения. Однако коллегией по уголовным делам ВКО ее жалоба на постановление следственного суда удовлетворена. В уголовной практике таких прецедентов ранее не было, суды обычно на такие жалобы отвечали, что это вне их компетенции», — отмечает Руслан Шерубаев.

Впрочем, как оказалось, это не единственный интересный пассаж в этом деле: ранее было возбуждено уголовное дело по факту применения пыток в отношении экс-главбуха Дома ребенка Ботагос Елемесовой. Следователю департамента Агентства РК по противодействию коррупции ВКО, который вел ее дело, обвинение не предъявлено, его процессуальный статус — свидетель, имеющий право на защиту.

«23 июня 2020 года вынесено постановление о прекращении досудебного расследования в связи с отсутствием состава уголовного правонарушения, несмотря на то что после методичных допросов, проводимых следователем Антикоррупционной службы  Восточно-Казахстанской области, Ботагос Елемесову госпитализировали в психиатрическое учреждение с диагнозом «невротическое расстройство. Расстройство адаптаций. Смешанная тревожная депрессивная реакция, которая имеет причинно-следственную связь с судебно-следственной ситуацией». Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что указанное невротическое состояние считается «квалифицирующим признаком в отношении средней тяжести вреда здоровью», — констатирует Руслан Шерубаев.

По словам адвоката, он обратился с жалобой в прокуратуру ВКО об отмене постановления о прекращении уголовного дела по пыткам.

«Нашу жалобу удовлетворили. Сейчас расследование возобновлено. По неизвестным нам причинам процессуальный статус следователя остался прежним. Он даже не отстранен от служебных обязанностей и продолжает работать. В адрес управления собственной безопасности ДП ВКО даны указания областной прокуратурой», — поясняет Руслан Шерубаев.

К слову, 25 июня 2020 года по указанию Генеральной прокуратуры РК досудебное расследование было возобновлено для проверки причастности к хищению экс-директора Гульнар Данияровой и других лиц и дачи их действиям надлежащей правовой оценки. Однако, по словам юристов, Антикоррупционная служба и прокуратура ВКО уже второй месяц не предоставляют сведений о том, на какой стадии находится досудебное расследование, ссылаясь друг на друга.

Кто в теремочке живет?

Юристы также обратили внимание редакции Total.kz на то, что жалобы в защиту экс-главного бухгалтера судебными и следственными органами отклоняются. Даже из предполагаемых 85 томов уголовного дела адвокатам предоставили только пять томов.

«По показаниям Ботагос Елемесовой и официальным ответам управления здравоохранения ВКО, а также по уставу детского учреждения, все хозяйственно-финансовые документы должны и были подписаны Гульнар Данияровой. Причем речь идет о систематических хищениях посредством получения «откатов» по заключенным договорам госзакупок, за трудоустройство «мертвых душ», увеличение штатной численности сотрудников из числа знакомых, родственников и завышение фактической численности детей для бюджетного финансирования. Это подтвердили аудиторы департамента внутреннего государственного аудита Восточно-Казахстанской области, фиктивные командировочные, услуги за обучение и другие нарушения. Комитетом внутреннего государственного аудита МФ РК установлено, что дополнительные соглашения заключены без каких-либо оснований на несуществующие работы и в нарушение закона, а также что все поставщики — знакомые Данияровой. Сейчас следствие, судя по материалам уголовного дела, уводит от уголовной ответственности экс-директора детского учреждения и признает подозреваемой только бывшего главного бухгалтера. Моя подзащитная хочет донести до общественности реальную ситуацию. Она не отрицает своей вины, но считает, что ответственность должны нести все, кто совершал незаконные действия и причастен к ним», — говорит защитник Елемесовой.

В материалах уголовного дела фигурирует протокол очной ставки между Елемесовой и Данияровой. Из документа следует, что имущество четы Данияровых состоит из многочисленных квартир, элитных апартаментов в Нур-Султане, Усть-Каменогорске, Семее. Со слов самой Гульнар Данияровой, отраженных в протоколе очной ставки, ей принадлежат две квартиры в Усть-Каменогорске: трехкомнатная и апартаменты в элитном жилом комплексе «Ривьера» площадью 400 кв. метров. Еще одна двухкомнатная квартира в Нур-Султане оформлена на ее брата. Последний, кстати, в ходе допроса подтвердил эту информацию. Кроме того, в материалах дела есть информация о двух новых внедорожниках, купленных в автосалонах, еще о нескольких автомобилях, а также бриллиантах, золоте и мехах.

Кстати, супруг Данияровой — действующий судья, возможно, поэтому отказался давать показания. На сегодня следственным органом — Антикоррупционной службой — не установлено фактическое происхождение имущества экс-директора детского учреждения. При этом все имеющиеся у супругов активы оформлены на Гульнар Даниярову, как следует из материалов дела. К слову, вся трудовая жизнь супругов связана только с государственной службой.


Смотрите также:

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.