Топ-100 Смерть в роддоме Талдыкоргана: при странных обстоятельствах умерли роженица и ее ребенок
  • 23 февраля, 10:02
  • Астана
  • Weather icon -24
  • 450,47
  • 488,81
  • 4,84

Смерть в роддоме Талдыкоргана: при странных обстоятельствах умерли роженица и ее ребенок

Вскрытие умершей провели, не уведомив родных, и без их разрешения.  

В Талдыкоргане в ГКП на ПХВ «Областной перинатальный центр» (собственник и учредитель — акимат области Жетісу) при странных обстоятельствах умерли роженица и ее ребенок, передает корреспондент Total.kz.

Об этом редакции Total.kz стало известно от родной сестры умершей 30 января 2024 года в ОПЦ роженицы Алтынгуль Аштаевой — Айжан Бековой.  

«Мы хотим знать правду…»

По словам Айжан Бековой, в ночь с 29 по 30 января 2024 года ее родная сестра и ребенок умерли в областном перинатальном центре в Талдыкоргане.

«Ей было всего 32 года…, — со слезами в голосе рассказывает сестра умершей женщины. — Проблем со здоровьем у нее не было. Своих троих мальчиков она родила естественным путем. В первый раз пролежала в больнице с 15 по 22 января, врачи сослались, мол, давление. Хотя она никогда ранее не жаловалась на это».

По ее словам, в районной больнице села Кабанбай Алакольского района, где Алтынгуль состояла на учете по беременности, никаких замечаний по здоровью не было. Перед родами решили на всякий случай проверить сердце. 25 января 2024 года Алтынгуль прошла обследование в В ГКП на ПХВ «Областной кардиологический центр» Управления здравоохранения области Жетісу.

«Все было в порядке. Кардиолог разрешила ей рожать естественным путем. В понедельник сестру выписали, но запретили выезжать за пределы города. Она неделю находилась у родственников в Талдыкоргане, так как живем в селе Кабанбай Алакольского района. 29 января приехали на плановые роды», — продолжает Айжан. 

По словам Айжан, в четыре часа дня она созвонилась с сестрой по видеозвонку,  

«Она смеялась, ничего не предвещало беды. Мы разговаривали примерно полчаса. Сказала, что утром поставят вызывающие роды уколы. Позже, в девять вечера, еще раз поговорили. Алтынгуль сказала, что утром ее переведут в родильный блок, поэтому постарается поспать немного. Это был последний наш с ней разговор. Что произошло после — неизвестно», — говорит Айжан.

Утром ей позвонили врачи районной больницы и сообщили о смерти сестры.

«Главный врач вызвал к себе и сообщил, что моя сестра умерла во сне, попросил забрать тело из морга. В предварительном заключении указали: «Сердечная недостаточность не установлена». Получается, что врачи не знают, от чего умерла. Даже время смерти не указали. Ребенок умер в утробе матери. Это была девочка. Долгожданная, после трех мальчиков. Сестра с супругом так мечтали о ней. Вскрытие провели, не уведомив нас, и без нашего разрешения. Ребенка похоронили вместе с матерью в одной могиле. Имам так сказал…», — поясняет сестра умершей.

После похорон, по словам Айжан, она написала заявление в прокуратуру области Жетісу. Надзорный орган перенаправил его в департамент Комитета медицинского и фармацевтического контроля Министерства здравоохранения по области Жетысу. Оттуда пришел ответ, что обращение не соответствует требованиям 63 статьи Административного процедурно-процессуального кодекса РК и необходимо предоставить следующую информацию: указать медицинскую организацию, в которой она состояла на учете по беременности, а также другие учреждения, где были пройдены дополнительные обследования с приложением имеющихся документов. 

«Согласно пункту 3 статьи 42 правил организации и проведения внешней экспертизы качества медицинских услуг (помощи), утвержденных приказом министра здравоохранения Республики Казахстан от 03.12.2020 г. №КР ДСМ-230/2020 г. экспертиза качества оказанных медицинских услуг (помощи) с неблагоприятным исходом включает изучение медицинской документации согласно маршруту оказания медицинской помощи пациенту», — пишет на обращение сестры умершей женщины исполняющая обязанности руководителя департамента Комитета медицинского и фармацевтического контроля Министерства здравоохранения по области Жетысу Надима Белтаева

У умершей Алтынгуль остались трое несовершеннолетних детей. 

«Нас в семье всего двое: Алтынгуль моя младшая сестра. Старшему ее сыну 9 лет, среднему — 7, младшему — 5. Старшим объяснили, а младший... Он все время ищет маму. Сейчас им очень нужна родительская ласка и поддержка. Но муж сестры убит горем, потерян, не знает, как дальше жить. Как добиться правды?! Врачи ничего ведь не скажут. Возможно, они недосмотрели. Понимаю, врачам тяжело. Все женщины со схватками, на смене мало акушеров, не успевают. Не могу, конечно, голословно обвинять их. Но мы хотим знать правду — что стало причиной смерти», — говорит Айжан Бекова.

По ее словам, Алтынгуль работала кредитным экспертом в микрофинансовой организации. Работала до седьмого месяца беременности, на здоровье никогда не жаловалась.

«Искала врачей, а они пили чай или спали»

Однако, как выяснилось позже, Айжан не единственная, кто оказался в трагической и сложной ситуации из-за действий персонала ОПЦ Талдыкоргана. Еще у одной роженицы — Гулжанат Тултаевой — из-за халатности врачей пострадал новорожденный ребенок.

«В областной перинатальный центр я приехала с мужем. Простояли на улице 40 минут, стучали, но нам никто так и не открыл. Только после звонка в управление  здравоохранения нам открыли дверь. Все это время я стояла и мерзла на улице. Мне говорят, что это все случилось, потому что я поступила ночью, еще и в выходной день. У меня схватки начались в 22.00. В ОПЦ меня приняли, сказали, что все в порядке, и я сама буду рожать. Партнершей на моих родах была моя родная сестра, она зашла на роды. Получается, у меня были схватки в родильном доме почти сутки, еще схватки дома. Итого: 30 часов схваток. Оказывается, продолжительность схваток не должна превышать 24 часов. Если превышает, то автоматически надо отправить роженицу на кесарево. В два часа ночи начались роды, я потеряла сознание. А у ребенка уже выходила голова», — рассказывает Гулжанат Тултаева.

По словам роженицы, партнерша по родам просила сделать вызывающий роды укол.

«Врачи нам сказали, что работают уже 30 лет, и чтобы мы их не учили. Это нормально?! По протоколу гинеколог должен был заходить ко мне каждые четыре часа, а акушер — каждые два. Гинеколог заходил только тогда, когда я поступила, ночью. Потом я увидела ее только на следующий день. Когда мы ее звали, она постоянно говорила: «Еще рано!». Так и не подошла. Я просила сестру, которая была моим партнером, позвать кого-нибудь, потому что уже чувствовала, что рожаю. Она выходила, искала врачей, а они пили чай или спали. Ко мне так никто и не зашел, хотя у меня было уже полное раскрытие матки. Роды у меня приняла женщина, которая пришла утром на пересменку. Чувствовалось, что очень грамотная женщина. Отругала своих коллег, сказав, что надо было два часа назад принять роды. У меня отошли воды, ребенок остался в утробе без воздуха. Сейчас она лежит в реанимации уже 18 дней, борется за жизнь. Плод был большой — 4 килограмма. Состояние у нее до сих пор тяжелое. Проблемы с легкими, самостоятельно дышать не может, огромная гематома на голове», — говорит роженица.

Родным женщины врачи заявили, что шансы 50 на 50. По словам родного брата Гулжанат Нуржана Касабулатова, он обращался Комитет медицинского и фармацевтического контроля Министерства здравоохранения РК.

«Но никто такую информацию не слышал, хотя мы писали заявление. В будущем могут возникнуть большие проблемы со здоровьем ребенка: ДЦП, отклонения, задержки в развитии. Мы написали заявление в следственный комитет, сейчас они собирают комиссию, чтобы она приехала с проверкой. Врачи, которые смотрят за ребенком, сказали: мол, это произошло из-за халатности врачей. Если бы ребенка вовремя вытащили, такого бы не было», — констатирует Нуржан Касабулатов.

Таким образом, по его словам, с начала года в центре якобы умерли две роженицы и четыре ребенка. Одна из них на прошлой неделе. По словам очевидцев, женщина тоже поступила ночью, как и Гульжанат, а утром ее обнаружили мертвой.

Смотрите также:

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.


×