Топ-100 Казахский народ вправе использовать тот алфавит, который ему ближе — журналист Максим Шевченко
  • 17 августа, 04:05
  • Астана
  • Weather icon +14
  • 360,87
  • 410,27
  • 5,4

Казахский народ вправе использовать тот алфавит, который ему ближе — журналист Максим Шевченко Эксклюзив

Фото: proufu.ru

Известный российский журналист рассказал о нынешнем отношении к официальным СМИ, расчувствовался при упоминании своего друга, который похоронен в Алматы, а также без преувеличения поведал о своей драке в прямом эфире с Николаем Сванидзе.

На российском «Первом канале» Максим Шевченко вел популярные программы «Судите сами» и «В контексте», а также «Выбор веры» и «Стратегия» на федеральной радиостанции «Маяк». Он автор множества публикаций на религиозные, культурные и специальные военные темы. А сейчас неожиданно ушел в блогосферу. Об этом и не только — в эксклюзивном интервью корреспонденту Total.kz.

ТОТАЛ: Довольно неожиданно было узнать, что недавно вы стали блогером и теперь не имеете никакого отношения к официальным СМИ. Почему все больше людей перестают доверять официальным источникам?

ШЕВЧЕНКО: Рядовой читатель доверяет тем источникам, которые им дают. Но в мире появляется все больше нерядовых. Сформировалась новая аудитория, которая считает себя более независимой, в том числе в вопросе потребления медиаконтента. И с ней работать очень интересно. Поэтому я и ушел в эту сферу.

ТОТАЛ: Однако многие журналисты говорят, что это временное явление. И вы вернетесь в традиционную журналистику…

ШЕВЧЕНКО: Нет, я не вернусь.

ТОТАЛ: Никогда?

ШЕВЧЕНКО: В журналистику в том варианте, в котором она существует сейчас, я не вернусь точно. Мне это больше неинтересно, я больше не хочу заниматься пропагандой. А дальше посмотрим.

ТОТАЛ: 10 мая вы покинули совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека в знак протеста, вызванного отказом данного органа обсуждать публичные массовые аресты и избиения в Москве неизвестными вооруженными формированиями митингующих во время акции «Он нам не царь». Что происходит в России? Почему казаки разгоняют студентов?

ШЕВЧЕНКО: Я не знаю. Я тоже задал этот вопрос и не получил на него ответа. Они говорят, что проведут расследование, накажут виновных. Ну и где результаты и проведенные заседания? Кто об этом знает и где вы назвали имена виновных? Никаких ответов мы не получили, поэтому в этом спектакле я больше не хочу участвовать. Но не только казаки стали причиной, это накапливалось. Ни одна просьба о защите людей, о расследовании убийств журналистов, убийств имамов на Ставрополье, об обсуждении вопросов о пытках, репрессиях и положении людей в тюрьмах… Ни одна просьба не была удовлетворена. Этот совет просто фикция.

ТОТАЛ: Вы пять раз были в Сирии и не понаслышке знаете ситуацию. Что там на самом деле происходит?

ШЕВЧЕНКО: Война в Сирии — это искусственно созданный внешними силами конфликт с целью уничтожения единственного на Ближнем Востоке независимого государства. Сирия не была членом никаких блоков и союзов. Президент Башар Асад пытался строить по-настоящему либеральную, свободную страну. И это не слова. Он выпустил из тюрем в 2011 году тех людей, которые потом стали руководителями отрядов, сражавшихся против него. Он проводил либеральные реформы, сам вырос в Лондоне, поэтому прекрасно знает, что такое свобода слова и парламентаризм. А на это ему ответили войной, потому что модернизированная либеральная Сирия никому была не нужна, и прежде всего Израилю — им выгодно видеть рядом с собой тоталитарное и слабое государство. И поэтому внешние страны во главе с США развязали гражданскую войну. К тому же, на мой взгляд, лидер Турции Эрдоган совершил чудовищную ошибку: в какой-то момент он подумал, что Асад будет действовать, как Каддафи. Но я сразу говорил туркам, что Сирия — это не Ливия, потому что древнейшую культурную территорию земного шара нельзя сравнивать с более поздними регионами. Поэтому война в Сирии не закончится легко, а половина населения точно за Асада. И даже те алавиты, которые начинали первые демонстрации, поняли, что альтернатива нынешнего президента — это безумие. Будем откровенны: поэтому Асад побеждает в этой войне.

ТОТАЛ: Во время последних президентских выборов в России вы были доверенным лицом Павла Грудинина. Это личная инициатива?

ШЕВЧЕНКО: Абсолютно верно. Я решил поддержать Павла Николаевича.

ТОТАЛ: И это независимо от того, что он имеет отношение к КПРФ?

ШЕВЧЕНКО: Зависимо. Это левые силы, а я всегда был человеком этих сил. Левый проект правильный, за ним будущее. Нужен просто апгрейд этой идеи — она должна перестать быть архаичной, нужно найти новые слова и формулы. Я сторонник этого и буду над этим работать.

ТОТАЛ: Вы довольно неоднозначная личность, и многие ваши коллеги к вам неоднозначно относятся. Кто-то назвал вас людоедом, провокатором и фанатиком, а российский политический деятель Дарья Митина назвала вас «человеком, у которого нет взглядов. Вы одинаково страстно и убежденно можете излагать любую позицию». Как вы можете охарактеризовать себя в трех словах?

ШЕВЧЕНКО: Я убежденный человек левых взглядов, но при этом эти взгляды либеральные и демократические. Я сторонник прямого демократического общества: ресурсы должны принадлежать всем, а не только группе правящей элиты. Я сторонник нового социализма.

ТОТАЛ: Известно, что в 2021 году Казахстан перейдет на латиницу, а к концу 2019 года уже будет разработан новый орфографический словарь. Многие российские политики в этом вопросе высказываются достаточно негативно. А какова ваша позиция?

ШЕВЧЕНКО: Позицию других я не знаю и, честно говоря, знать не хочу. Но считаю, что казахский народ вправе использовать тот алфавит, который ему ближе. Потому что русские все равно не будут писать на латинице. Казахи раньше писали на арабском, и если бы сейчас они стали использовать его, то и это ничего бы не изменило. Это вопрос навязанный, поэтому я не противник этого перехода.

ТОТАЛ: Российский исламский общественный деятель и ваш близкий друг Гейдар Джемаль умер в Алматы в декабре 2016 года и здесь же был похоронен. Вы посещаете его могилу?

ШЕВЧЕНКО: Каждый раз, когда я бываю здесь, то обязательно иду на могилу Гейдар-бея. Был я и в этот раз. Провожу там какое-то время, думаю о нем и разговариваю с ним, молюсь. И это для меня очень важный жизненный момент. Он великий философ, возможно, даже уровня Сократа, во всяком случае, его мировоззрение было схожее. Он был мусульманином, но при этом занимал активную жизненную и политическую позицию и был очень современным человеком. Скоро выйдет его энциклопедия, рабочее название которой «Энциклопедия Гейдара Джемаля». Мы над ней работаем, и это будет сборник его изречений и рассуждений.

ТОТАЛ: Почему он выбрал именно это место? Его же могли перевезти в Москву?

ШЕВЧЕНКО: Потому что казахстанские врачи сказали, что вылечат его от рака, которым он болел. Не смогли, но уменьшили его боли. От смерти человека спасти невозможно. Он не боялся смерти. И довольно символично, что он тюрок и был похоронен в предгорьях Заилийского Алатау.

ТОТАЛ: В январе этого года в прямом эфире радио «Комсомольская правда» Николай Сванидзе вступил с вами в спор в вопросе об ответственности Сталина за катастрофические поражения советской армии в начале Великой Отечественной войны. В ходе спора российский тележурналист ударил вас по лицу, а вы в ответ свалили его на пол. Что это было?

ШЕВЧЕНКО: Это был нормальный конфликт между двумя горячими мужчинами. Я напомню этот диалог. Николай сказал: «Если бы ты был рядом, то я дал бы тебе по морде». Я ответил: «Вот я рядом — можешь дать». Он мог бы мне не ответить. Подулись бы друг на друга неделю, а потом пожали руки и помирились, к примеру, за бутылкой коньяка. Но он решил сделать все в прямом эфире. Встал, подошел, да еще и ударил. Я ответил и не вижу в этом проблемы — это нормальная мужская ситуация. Я очень уважаю Николая Карловича Сванидзе. Он порядочный человек, и у нас с ним четкое совпадение жизненных позиций, но есть теоритические расхождения по поводу 20-го века. А поиграть по поводу истории —  любимая игра интеллигенции. Но и в этой ситуации он показал себя мужчиной. Он не старик, не немощный. Конфликт просто вышел за границы общепринятой политкорректности. И я хочу через ваш сайт напомнить своим сторонникам, чтобы они не оскорбляли Сванидзе. Он этого не заслуживает.

ТОТАЛ: А руки вы друг другу пожали?

ШЕВЧЕНКО: Нет, не пожали, но у нас остались доверительные и вежливые отношения. Я читал его интервью по поводу моего выхода из совета по правам человека, и я благодарен ему за довольно взвешенную позицию.

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.