Топ-100 Обнародовать все данные о погибших и пытках во время Кантара требует Комитет ООН от РК
  • 17 апреля, 22:48
  • Астана
  • Weather icon +7
  • 448,89
  • 477,93
  • 4,76

Обнародовать все данные о погибших и пытках во время Кантара требует Комитет ООН от РК

Исчерпывающую статистику так и не обнародовали, а данные, которые сообщали официальные органы, носят выборочный и частично противоречивый характер.

От властей Казахстана вновь потребовали обнародовать исчерпывающую информацию о погибших во время кровопролитных январских событий 2022 года: их имена, обстоятельства смерти и другие данные, а также придать гласности статистику относительно фактов пыток и расследований по ним. На этот раз запрос прозвучал на заседании Комитета ООН против пыток, где заслушивали очередной отчет Казахстана, сообщает Радио Азаттык

«Более чем год спустя после январского кровопролития остается неизвестным даже точное количество жалоб на пытки, полученных властями, а также расследований, начатых по таким заявлениям», — говорят эксперты в области защиты прав человека.

Исчерпывающую статистику так и не обнародовали, а данные, которые сообщали официальные органы, носят «выборочный и частично противоречивый» характер. С такими заявлениями выступили члены Комитета ООН против пыток.

2-3 мая в Женеве (Швейцария) в комитете отчитывалась официальная делегация Казахстана во главе с Игорем Роговым, председателем комиссии по правам человека при президенте. В ее состав также вошли представители Министерства юстиции, Генеральной прокуратуры и других государственных органов. Это четвертый по счету отчет Казахстана. Ранее страна отчитывалась в комитете в 2014, 2008 и 2002 годах.

2 мая, в первый день слушаний, представитель Комитета ООН против пыток Анна Раку сообщила членам делегации, что в центре внимания во время заседаний будут находиться события января 2022 года в Казахстане.

Раку отметила, что опубликованный официальный список 238 погибших во время январских событий не содержит информации о времени, месте и обстоятельствах гибели людей, в нем не приводятся их полные имена, возраст. Она обратила внимание и на расхождения в данных, которые представили в начале этого года антикоррупционная служба и Генпрокуратура, отчитываясь в парламенте о количестве расследований.

«Некоторые сообщения указывают на то, что информация представляется непоследовательной, что затрудняет установление полной картины заявлений о пытках и последствий этих заявлений», — заявила Анна Раку.

Она попросила членов делегации сообщить комитету обновленную информацию о количестве смертей под стражей и обстоятельства смерти 238 человек, а также информацию о мерах, принятых для привлечения виновных к ответственности.

«Остается неясным, сколько заявлений о пытках во время январских событий получили власти и по скольким жалобам были начаты уголовные расследования и по скольким виновные были привлечены к ответственности», — добавила Раку.

По ее словам, комитету известно, что в феврале в Талдыкоргане пять полицейских были приговорены к различным тюремным срокам от трех до четырех лет лишения свободы по делу о пытках, где потерпевшими были признаны 23 человека.

«Нам также известно о деле жертвы пыток раскаленным утюгом в Талдыкоргане, а также о деле жертвы сексуализированного насилия, которое к этому времени не дошло до суда. Еще четыре дела о пытках были досрочно прекращены в Талдыкоргане «за отсутствием состава преступления», — сказала она.

Раку отдельно просила казахстанскую делегацию прокомментировать дело о пытках в отношении правозащитницы Райгуль Садырбаевой. Ее задержали 12 января 2022 года. Об этом кейсе писала и международная правозащитная организация Amnesty International, которая сообщала, что женщину надуманно обвинили в участии в массовых беспорядках.

На протяжении двух недель Садырбаеву держали без связи с внешним миром, подвергали жестокому обращению, инсценировали ее казнь, угрожали ей изнасилованием и отказывали в медпомощи, чтобы заставить оговорить себя. В предварительном заключении она пробыла до середины марта, пока ее не отпустили под домашний арест. В сентябре ей изменили меру пресечения на подписку о невыезде. По состоянию на конец года дело против нее оставалось открытым.

Освобождения Садырбаевой требовал Европарламент в своей резолюции по ситуации в Казахстане. Сама Садырбаева в одной из первых реакций в социальных сетях вновь отметила, что власти Казахстана не приняли мер по защите ее прав, хотя она опознала лиц, совершавших пытки, и «сделали все, чтобы виновные ушли от ответственности».

Кроме того, представитель Комитета ООН просила казахстанскую делегацию отчитаться о том, сколько дел было прекращено в результате процессуальных соглашений в форме сделки о признании вины. Правозащитники отмечали, что в некоторых случаях привлечению виновных к ответственности препятствовали подобные соглашения. Среди прочего Раку попросила сообщить информацию о том, сколько уголовных дел, начатых в связи с январскими событиями, были прекращены.

Комитет также просил прокомментировать сообщения о том, что во время массовых задержаний участников протестов в июне 2019 года и в январе 2022 года, во время объявленной властями «антитеррористической операции», полиция часто не информировала арестованных о причине задержания, не сообщала им их права, не уведомляла родственников и отказывала арестованным в доступе к адвокату по их выбору.

«Для нас стало тревожным, что в условиях беспорядков [в январе 2022 года] сотрудники силовых структур допускали пытки к задержанным», — такое заявление во вводной части выступления на заседании комитета сделал заместитель генерального прокурора Казахстана Булат Дембаев.

Казахстанская делегация для ответа на некоторые вопросы комитета просила два дня на подготовку. В результате из уст ее представителей прозвучала информация, идентичная той, которую власти Казахстана уже озвучивали не раз на разных уровнях, давая оценку январским событиям. На некоторые вопросы члены делегации не ответили.

Так, представители МВД настаивали, что следственные действия, такие как обыск, в Казахстане осуществляются только на основании постановления суда.

Введено «Правило Миранды», согласно которому во время задержания задерживаемый должен быть уведомлен о своих правах, а за заведомо незаконное задержание предусмотрена уголовная ответственность.

В своем отчете делегация Казахстана также отмечала, что в стране совершенствуются правила, инструкции, методы, касающиеся допроса и обращения с лицами, подвергнутыми задержанию или тюремному заключению, «чтобы не допускать в будущем каких-либо случаев пыток».

Отвечая на вопросы комитета, представитель прокуратуры заявил об «уроках», извлеченных из январских событий. Он, в частности, сообщил, что с 1 января 2023 года указом президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева все дела о пытках переданы в исключительную подследственность органов прокуратуры.

«Если ранее расследовали службы внутренней безопасности и была внутренняя заинтересованность, то сейчас все дела передали органам прокуратуры», — сказал замгенпрокурора.

О том, что такая компетенция была передана органам прокуратуры почти через 12 месяцев после кровопролития и после многочисленных заявлений о волоките расследований, в частности связанных с делами о пытках, представитель прокуратуры сообщать не стал.

Затягивание расследований по делам о пытках Булат Дембаев объяснил «корпоративной солидарностью», а также тем, что многие причастные к преступлениям сотрудники находились в масках, а записи с камер видеонаблюдения были уничтожены, очевидно, с целью избежать уголовной ответственности за пытки.

«Но тем не менее мы добиваемся расследования в сроки», — сказал Дембаев.

Представитель прокуратуры и его коллега из МВД сообщили, что органы безопасности проводят занятия со следователями и специальными прокурорами по практике расследования дел о пытках. Также они сообщили, что власти пытаются установить больше камер видеонаблюдения в учреждениях с целью минимизации нарушения прав.

Расхождение в цифрах между следственными органами представители прокуратуры объяснили объединением дел в одно производство. По их словам, действующее законодательство Казахстана не запрещает заключение соглашения о признании вины с подозреваемым в пытках, но в последние два с половиной года такие соглашения по делам о пытках не заключались.

Булат Дембаев в ответ на вопросы о возможном сокрытии пыток сообщил, что в одном случае (по делу о смерти Нурболата Рахметова в Алматы) привлекается к ответственности судмедэксперт — «за дачу ложных показаний». Еще по одному факту (по факту смерти Жандоса Жотабаева в Восточно-Казахстанской области), кроме сотрудников сил безопасности, к ответственности привлекается сотрудник здравоохранения, который «не выявил состояние» арестованного.

Заместитель директора Казахстанского бюро по правам человека Роза Акылбекова говорит, что в своих вопросах члены комитета во многом опирались на сказанное во время их встречи с казахстанскими правозащитниками. Их проводили накануне заслушивания отчета Казахстана. Представители казахстанского правозащитного сообщества также направили в комитет «альтернативный отчет».

В нем правозащитники призывают власти Казахстана, в частности, провести «тщательные, независимые и беспристрастные» расследования всех заявлений о пытках во время январских событий, обеспечить участие независимых международных экспертов и обнародовать выводы. Они также призывают заново расследовать дела, по которым расследования были приостановлены или прекращены.

«Ошеломляюще высокий уровень прекращения следственными органами расследований по заявлениям о пытках и жестоком обращении в отношении января 2022 года явно свидетельствует о том, что казахстанские власти не смогли провести официальные расследования эффективным, прозрачным или независимым образом во исполнение взятых на себя Казахстаном международных обязательств», — говорят правозащитники в своем докладе.

«Мы надеемся, что рекомендации, которые мы предлагали нашему правительству через комитет против пыток, будут отражены в заключительных замечаниях», — сказала «Азаттыку» участвовавшая во встрече правозащитник Татьяна Чернобиль.

Заключительные замечания комитет, как ожидается, представит в текущем месяце. Согласно существующей практике государство при отсутствии устного ответа должно прислать письменные ответы на все поставленные вопросы.

Смотрите также:

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.


×