Топ-100 Журналист на маленькой войне: когда стреляют – становится не до камеры
  • 22 марта, 08:38
  • Астана
  • Weather icon -12
  • 378,17
  • 429,11
  • 5,88

Журналист на маленькой войне: когда стреляют – становится не до камеры

Фото: Александр Мироглов

А в вас когда-нибудь стреляли? Большинство журналистов, попавших на шестой по счету военный дискурс Министерства обороны РК для представителей СМИ, впервые видели, как по ним из здания неподалеку «строчит» пулемет.

На «войну»

Мы, алматинцы, вылетали в Спасск уже во второй раз. И большинство из нас представляли, что ждет впереди, на военном дискурсе, организованном Министерством обороны РК.

«Не в первый раз», – в прошлом уже захватываемые предполагаемыми террористами, мы были уверены, что готовы ко всему. Молодым, впервые решившим принять на себя «груз» военного корреспондента, наставления, как вести себя в той или иной ситуации, мы давали свысока.

Но, как оказалось, глубоко заблуждались. В этот раз для всех, даже бывалых представителей прессы, был приготовлен «целый парк адских аттракционов»…

Только начало

В аэропорт Алматы мы приехали за полтора часа до планируемого вылета борта Минобороны в столицу. Но Астана не принимала еще часа четыре. «ЭКСПО - 2017» загрузило столичный порт настолько, что военным пришлось «пожертвовать» и своей частью стоянки для самолетов…

Узнав об этом, наш коллега, а для многих и учитель, дядя Боря Бузин, уже перешагнувший 70-летний возрастной рубеж, но не утративший чувства юношеского максимализма, отведав вкупе с нами сухого пайка, «отвалился» на травку в ожидании команды первого пилота о взлете.

С трепетом в душе мы ожидали команды «На взлет!» каждую секунду… минуту… час… И только в 15:00 она прозвучала.

Стоит ли говорить о том, что столичные коллеги-журналисты ждали нашего прилета и в один из моментов подумали, что и мы не прилетим, и дискурс не состоится вообще…

Но у организаторов в Минобороны, как всегда, был запасной план. Которым, к счастью для всех нас, воспользоваться не пришлось, и время потеряно не было.

Мы прилетели в Астану. Коллеги присоединились к нам. Снова взлет. Впереди – Караганда. Потом – Спасск: до учебно-тренировочного центра с одноименным названием всего 30 минут на автобусе.

Старые друзья

Встречали журналистов в учебно-тренировочном центре инструкторы, которые придумали и воплотили в жизнь этот необходимый для работников пера и камеры курс выживания в экстремальных и боевых условиях.

«Ребята, времени у вас свободного здесь будет мало. Все эти три дня мы будем вас «прокачивать». Поэтому запоминайте. Выезд может быть в любое время. Держите наготове рюкзаки, в которых будет собрано все необходимое», – предупредил руководитель военного дискурса майор Рустам Эюбов.

Смена декораций

Вечер прибытия на базу выдался тихим: разместились, перезнакомились и даже расслабились.

А уже утром все было, как в армии. В 7 утра трехкилометровая пробежка, зарядка, душ, завтрак. И тут же теоретические занятия.

Одно из первых – оказание экстренной медицинской помощи при различных ранениях в условиях ведения боя.

В полной тишине аудитории, в окружении коллег, перетяжка жгутом конечностей, их перевязка и даже наложение швов на рану казались делом простым донельзя.

Но уже спустя час это пришлось делать самостоятельно на импровизированном поле боя под грохот взрывов и автоматные очереди.

Крики, стрельба… сложно понять, что делать и куда бежать… Сказать, что душа ушла в пятки, – не сказать ничего (это при том, что стреляли в нас холостыми и мы понимали, что действо постановочное).

Даже уверенный в себе и своих силах человек теряет контроль над собой, когда пулемет «смотрит» прямо на тебя, а за ним видна лишь маленькая тень, которая нажимает на спусковой крючок.

Определить характер ранения, наложить жгут и даже просто перевязать раненого в сложившейся ситуации оказалось непросто.

Руки тряслись, порядок действий превратился в голове в «кашу», одышка «говорила», что давно пора бросить курить, а спецназовец, бросившийся на помощь своему раненому товарищу, буквально требовал прикрыть группу огнем, взяв в руки автомат.

Инструкторы спецназа не устают из раза в раз повторять главное для журналиста правило: «Журналист не должен ни при каких обстоятельствах брать в руки оружие. В противном случае он, несмотря на надпись «PRESS» на каске и на бронежилете, становится участником вооруженного конфликта, а значит, теряет неприкосновенность, прописанную в международных конвенциях».

Тем не менее практика показала, что в стрессовых ситуациях, даже имея хорошую теоретическую подготовку, эту непростительную ошибку совершает каждый второй журналист.

«Это правило прописано в международных конвенциях. Но на войне не всё и не всегда бывает по правилам. Если ты видишь, что остался один, или понимаешь, что спастись можно только взяв в руки оружие, то выбора нет. Но это – крайний случай. В остальных случаях ваше оружие – камера, а защиту обеспечиваем мы, – сказал в приватном разговоре один из офицеров спецназа. – От хорошего журналиста на поле боя пользы больше, чем от неподготовленного бойца».

Взрывное действо

Мины, растяжки и прочие «прелести» в зоне военных конфликтов – явление частое и для профессионалов давно привычное. Но…

Журналист – существо любопытное: любая «бяка» может привлечь его внимание. «Не тяните к ней ручонки!»  Примерно так звучал посыл инструкторов спецназа. «Иначе, может случиться так, что в следующий раз тянуть будет просто нечего!»

Для наглядной демонстрации того, чем может закончиться такая необдуманная глупость, инструктор спецназа Минобороны продемонстрировал действие лишь самых распространенных взрывных «штуковин». Этого вполне хватило журналистам, чтобы понять, насколько нужно быть аккуратным и внимательным в зоне боевых действий.

Венцом же взрывоопасного действа стала возможность ощутить на себе взрывную волну от устройства, эквивалентного десяти килограммам тротила.

«Все легли в окоп. Как только услышите команду «Огонь!», закрываете уши и открываете рот. Болтать не советую. После взрыва полетит песок и камни. Сразу поднимайтесь и наклоняйте голову к земле. Или закрывайте глаза», – дал последнее напутствие инструктор-подрывник.

Команда «Огонь!». Через несколько секунд земля сотряслась так, что каждый словно получил пинок под пятую точку. Невидимая волна пронеслась по окопу, «потрепав» журналистов, словно сильный порыв ветра. И только местные комары, словно ничего не произошло, продолжали жужжать вокруг слегка ошалелых представителей прессы.

Секундой позже сверху посыпались мелкие камешки и земля. Некоторые, пораженные происходящим, забыли о том, что лицо надо прикрыть…  В пути до казармы их можно было определить по характерным признакам на лице.

Предательская тишина

День клонился к закату. На следующий были запланированы занятия, не менее интенсивные и захватывающие, и снова, все больше, практика. Что не могло не радовать.

После ужина разбрелись по комнатам. Журналисты, с трудом шевеля конечностями из-за полученных в первый день дискурса нагрузок, заметно расслабились: кто-то копался в соцсетях через свой мобильник, кто-то болтал с соседями по комнате, а кто-то и вовсе пораньше отправился в царство Оле Лукойе. И это была самая главная ошибка, о которой им пришлось пожалеть.

В полночь коридоры общежития наполнили шум и крики: люди в масках и с автоматами хватали всех, кто попадался на пути, врывались в комнаты, грубо и жестко тащили всех на улицу, где их уже ждал грузовик. Времени и возможности одеться и даже обуться журналистам не давали, выводя под стволами и загружая в военный КАМАЗ.

Из 27 участников военного дискурса при нападении на расположение спастись бегством через балконы и окна смогли только семеро представителей прессы: просто вовремя сориентировались. Остальных – и одетых, и в неглиже – увезли прочь.

Что происходило там, далеко, где предполагаемые террористы «измывались» над пленниками, нам, сбежавшим, оставалось только представлять.

По возвращении захваченных коллег на базу «нарисованная» в наших головах картина заметно разукрасилась, обросла обилием чувств и ощущений, которые они испытали.

Снова утро

Второе утро военного дискурса стало добрым не для всех.

На утреннюю пробежку вышло не больше десятка (из 27) человек: все остальные не смогли преодолеть ломоту в теле, совершенно незнакомую после ежедневной офисной (почти без физнагрузок) работы.

Так или иначе, после завтрака журналисты вновь собрались на теоретические занятия. Главная задача заключалась в том, чтобы разъяснить, как и что готовить для работы в зонах боевых действий и массовых беспорядков. И опять же теория определила практику. Но практика оказалась гораздо сложнее.

Фанатское «отфутболивание»

По легенде, фанаты двух казахстанских футбольных клубов устроили стычку между собой. Но бились они недолго – ровно до приезда полиции.

«Футбол – для фанатов! Футбол – не для ментов!» – прокричал главный заводила уличных бойцов. И два противоборствующих «клана» слились воедино в битве с правоохранителями.

Задача журналистов во время этого действа заключалась в том, чтобы снять на камеру беспорядки и не «получить» летящим предметом.

Лично я, хоть и стоял в стороне от бьющихся сторон, все же «поймал» картошку (ее использовали вместо камней) в плечо. Было не больно. Но неприятно. Особенно от мысли, что в реальности это мог быть камень. Когда камнями закидывают полицейских, траектория полета камня неизвестна и сродни «пуле-дуре».

Исход битвы фанатов и правоохранителей решил пожарный брандспойт: от мощных струй воды хулиганы бежали, прячась за любые укрытия, еле держась на ногах.

Вывод для журналистов был прост: «Если нет третьего глаза, то одним смотришь в видоискатель, а вторым – вокруг, чтоб, не дай Бог, не прилетело чего в голову».

Куда бежать?

«Прогулка» на вертолете, планируемая организаторами дискурса, не удалась из-за погодных условий, и ближе к вечеру журналистский десант оказался в поле, укрытом от порывистого ветра плотной «зеленкой» деревьев.

Здесь нам предстояло разбить палаточный городок и переночевать. Несмотря на общий спокойный настрой, где-то в глубине души, очень глубоко, мы понимали: за видимым спокойствием кроется подвох. Палаточный лагерь, по нашему мнению, должен был подвергнуться нападению предполагаемых террористов. Но, даже несмотря на предчувствие, далеко не все догадались еще при свете дня изучить местность, чтобы понимать, куда бежать, случись что.

Это у костра за поглощением сухпайка участниками дискурса и отметил командир Рустам Эюбов.

«Думаете, мы просто так привезли вас сюда засветло? По идее, вы должны были разбиться на группы, изучить местность, определить пути отхода в случае чего. Поставить сигнализацию, простейшую, хоть из банок консервных, наконец. Мало того, нужно уметь пользоваться природой. Ложку можно вырезать из дерева. А тепло? Это – главное в полевых условиях. Нашли камни, нагрели в костре, они греть будут часов 8. А тепло в полевых условиях – одна из главных задач», – напутствовал на будущее он.

Неготовые…

Несмотря на то, что за ужином у костра после долгих перипетий было решено организовать дежурство по периметру, чтобы предупредить остальных в случае нападения чужих, периметр оставался «голым»: уж очень у костра хорошо было. Поэтому появление в палаточном городке чужаков в масках и с оружием участники дискурса заметили только тогда, когда в десяти метрах от костра раздались автоматные очереди.

Бежать, как учат инструкторы, в таких условиях смогли лишь те, кто еще не «разбросал кости» в своей палатке.

Общая паника, начавшаяся сразу после первых выстрелов, многих ввергла в ступор.

Следующее воспоминание – бегу в ночь. На неровностях пересеченки ноги подворачиваются… От спасительных кустов отделяют метров сто открытой местности, а за спиной «мечутся» мощные фонари и вновь раздаются выстрелы.

Свет фонаря «террориста» выхватывает в темноте передо мной воронку. Прыгаю, как в бездну, и съезжаю в нее на пятой точке. Вокруг – кусты. Место «для спрятаться» оказалось как нельзя лучше. Замираю.

Большая часть коллег уже в плену. Нападавшие шарят по пересеченке в округе в поисках сбежавших. Дышу через раз. Глаза периодически прячу в землю, чтобы не выдать себя их свечением. Но любопытство берет верх: что происходит там, где еще недавно я дремал на спальнике у костра?

А там – стреляют. Коллег уводят: то на карачках, то на корточках, то ползком. Через некоторое время раздаются одиночные выстрелы. Очень похоже на расстрел. Постанова? Да. Но страшно.

Видя «бегающий» по траве в трех метрах от меня фонарь «террориста», который продолжает искать сбежавших в ночь, призываю в мыслях все высшие силы: «Пусть меня не найдут!».

Но вместо высших сил, словно искушая пошевелиться и выдать себя, на нижнее и верхнее веко правого глаза садятся местные мошки (спецы, годами живущие в УТЦ «Спасск», называют их «зубы и крылья»).

Чтобы утром правый глаз не открылся вовсе, этим местным обитателям фауны хватило секунд пяти, которые я не мог пошевелиться, боясь себя выдать…

Сложно сказать, как долго все продолжалось. Десятки минут. Которые мне показались вечностью.

Вышел я из укрытия лишь тогда, когда у костра оказались мои недавно захваченные коллеги и аплодировали как «захватчикам», так и себе. Подумалось: «Теперь – точно все! Можно выдохнуть».

Пора домой

Завершающий день пребывания в УТЦ «Спасск» сюрпризов не сулил. Но мы ошибались.

Проверить «сохранность» пишущей братии после нескольких нелегких дней тренировок приехал министр обороны РК Сакен Жасузаков.

Нет, он не был тем госслужащим, который прилетел сюда так, для галочки. Двустороннее общение с журналистами заняло больше двух часов, и, к удивлению многих, запретных тем не было. Ну когда еще генерал-полковник расскажет о том, что, благодаря походам в кино с внуком, знает всех мультяшных героев, так полюбившихся современным детям: Макса из мультсериала «Тачки», Эльзу и Анну из «Холодного сердца», Элвина из «Бурундуков» и многих других.

Но это было лирическое отступление.

Главный посыл всего общения с прессой заключался в том, что казахстанская армия не просто боеспособна и при необходимости готова защитить страну и людей, но и находится в постоянном движении и модернизации.

Уже сегодня нет ни одной задачи, с которой она бы не смогла справиться. В том числе и с обеспечением безопасности для журналистов, которым вдруг (не дай Всевышний) случится работать под пулями.

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.