Топ-100 Безвыходная ситуация: почему скандинавы продают Kcell
  • 08 мая, 12:52
  • Астана
  • Weather icon +20
  • 426,99
  • 514,35
  • 5,72

Безвыходная ситуация: почему скандинавы продают Kcell

Фото: mada.lt

Telia заплатила за «вход» на казахстанский рынок больше, чем ей дают за «выход».

Два месяца прошло с тех пор, как комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей Министерства национальной экономики Казахстана одобрил совершение сделки по приобретению «Казахтелекомом» 75% голосующих акций Kcell. Однако с тех пор новой информации о сделке так и не появилось, передает Total.kz.

Напомним, что своим решением по поводу сделки антимонопольный комитет проигнорировал опасения общественности и экспертов, связанные с появлением на казахстанском рынке сотовой связи сверхмонополиста. Более того, представители КРЕМа не увидели присутствия «Казахтелекома» на рынке мобильной связи.

Мы уже говорили о двусмысленности этого объяснения. Дело в том, что АО «Казахтелеком» в первом квартале 2019 года выкупает 49% доли в совместном предприятии «Теле2/Altel» у шведской компании Теle2 AB. Более того, мы сообщали, что британская газета Financial Times, описывая сделку между «Казахтелекомом» и акционерами Kcell и ее потенциально возможные последствия для рынка, сослалась на вице-министра национальной экономики РК Серика Жумангарина, по данным которого сделка между нацкомпанией и сотовым оператором переведет под контроль первой 67% рынка мобильной связи.

Вообще, изначально процедуру покупки акций АО «Кселл» окутывала завеса тайны. Так, например, о том, что в декабре 2017 года прошел тендер на покупку 75-процентного пакета акций сотового оператора Kcell, стало известно лишь в середине января 2018-го. Пакеты акций были выставлены на продажу мажоритарными владельцами оператора — шведской компанией Telia и турецким холдингом Turkcell. Причем о конечном покупателе пакета информация проходила лишь на уровне слухов. А на акции Kcell претендовали три участника — «Казахтелеком», «Транстелеком» (подконтрольный государству оператор магистральных каналов связи, проложенных вдоль железных дорог) и бывший совладелец группы компаний Visor бизнесмен Айдан Карибжанов.

Несколько позже в «Казахтелекоме» подтвердили слухи о том, что нацкомпания и стала победителем тендера, обратившись с заявкой о покупке акций сотового оператора в комитет по регулированию естественных монополий и защите конкуренции МНЭ РК.

Также вспомним, что решение об одобрении или неодобрении ее неоднократно анонсировалось министром нацэкономики РК Тимуром Сулейменовым, пока, наконец, он не объявил, что теперь в обсуждении сделки участвует еще одна структура — Министерство информации и коммуникаций РК.

И вот — новая пауза в сделке. С чем она может быть связана? Позволим высказать свои соображения, но для начала поведаем о необычайных приключениях скандинавов в Евразии.

Telia (ранее TeliaSonera) — шведско-финская компания, базирующаяся в Стокгольме. Она является лидером рынков сотовой связи в Швеции и Финляндии и была образована посредством слияния двух фирм этих скандинавских государств.

Ранее стало известно о выходе Telia не только из Казахстана, но и со всех евразийских рынков. Дело в том, что за компанией на постсоветском пространстве уже несколько лет тянется шлейф коррупционных сделок и скандалов.

Всё началось после того, как в 2012 году на шведском общественном телевидении продемонстрировали очередной выпуск информационно-аналитической программы из серии «Миссия: Расследовать». В этом выпуске подробно рассказали о коррупционных схемах, в которые была втянута TeliaSonera в Узбекистане. Согласно данным расследования, компания платила крупные взятки дочери покойного президента Узбекистана Гульнаре Каримовой за «вход» на рынок в стране.

После выхода программы разразился громкий скандал, основательно испортивший репутацию скандинавам и фактически уничтоживший бизнес-империю Гульнары Каримовой, которая, по заявлению узбекской стороны, в настоящий момент отбывает пятилетний срок по уголовному делу о хищениях, вымогательстве и уклонении от уплаты налогов.

По данным Организации по расследованию организованной преступности OCCRP, TeliaSonera заплатила Каримовой 381 млн долларов в качестве взятки и обещала еще 75 млн.

Telia еще недавно была широко представлена на рынках Евразии — в Казахстане, Узбекистане, Таджикистане, Азербайджане, Молдавии и Грузии. Работу в Закавказье ей пришлось свернуть после еще одного скандала, связанного с дачей взяток в Азербайджане.

TeliaSonera также была вынуждена признать информацию о предоставлении властям Азербайджана, Беларуси, Грузии, Таджикистана и Узбекистана неограниченного доступа к частным телефонным и интернет-разговорам лидеров и активистов оппозиции. Выяснилось, что также Azercell передавала властям данные о СМС-сообщениях об азербайджанцах, которые голосовали за Армению на конкурсе Евровидение, после чего эти люди вызывались на допрос в органы безопасности.

Ровно год назад Telia согласилась выплатить 965 млн долларов властям США и Нидерландов, чтобы урегулировать обвинения в даче взяток Гульнаре Каримовой. В рамках соглашения компания получила отсрочку от уголовного преследования со стороны властей США.

В 2015 году Telia на фоне всех этих скандалов взяла обязательство уйти с рынков Евразии и с тех пор ищет покупателей на акции ее «дочек» в постсоветских республиках. Отсюда и сделка по продаже 75% акций Kcell.

Нюанс этой сделки в том, что в 2011 году «Казахтелеком» продал скандинавам 49% акций того же оператора Kcell за 1,5 млрд долларов. Официальной информации о том, сколько стоит сделка в обратном направлении, не появлялось, однако эксперты, в том числе и зарубежные, оценивают ее в пределах от 800 млн до 1,2 млрд долларов. Сравните эти цифры: полтора миллиарда и 800 млн или даже 1,2 млрд долларов. Telia явно проигрывает в этой сделке, поскольку купили скандинавы 49% Kcell за полтора миллиарда, а вынуждены продать 75% и по более низкой стоимости. Это как в плохой шутке про вход за рубль, а выход за полтора.

Есть еще один момент, о котором мы хотели бы упомянуть. Дело в том, что еще в 2014 году в акции Kcell были вложены пенсионные накопления казахстанцев. ЕНПФ тогда приобрел более 2 млн акций, стоимость которых подорожала с января по октябрь 2017 года с 12 до 20 млрд тенге. Но после того как стало известно, что «Казахтелеком» оценил сотового оператора ниже его рыночной стоимости, акции сильно упали в цене — до 14,9 млрд тенге.

Таким образом, молчание «Казахтелекома» и вовлеченных в сделку государственных органов можно объяснить, во-первых, продолжающимися кулуарными переговорами с Telia —  скандинавы, очевидно, недовольны предложенной суммой и торгуются.

Во-вторых, это молчание нужно, чтобы лишний раз не привлекать внимания к сотовому оператору, в акции которого вложены пенсионные деньги казахстанцев, поскольку сама эта тема болезненно воспринимается обществом. 


Смотрите также:

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.