Топ-100 Детский дом «Баганашыл»: продолжение скандала
  • 14 апреля, 23:17
  • Астана
  • Weather icon +10
  • 447,89
  • 476,78
  • 4,79

Детский дом «Баганашыл»: продолжение скандала

Фото: ИА Total.kz

Бывшая коллега и воспитанник недавно назначенного директора Детского дома №1 Гульмиры Кондыбаевой рассказали ИА Total.kz об опыте общения с ней. Со слов интервьюеров, когда Уштобинским детдомом руководила Гульмира Кондыбаева, «плохих» мальчиков заставляли носить женскую одежду, а дисциплина в группах поддерживалась с помощью дедовщины.

После того, как ИА Total.kz написало о возникших между волонтерами и новым руководством Детского дома №1 в Баганашыле разногласиях, с нашей редакцией связалась бывшая ночная воспитательница детдома в Уштобе Гульнар Джанысбаева. В 2009 году ее начальницей была завуч по воспитательной части Гульмира Кондыбаева, которая не так давно приступила к обязанностям директора детского дома в Баганашыле. Стоит отметить, что новая глава учреждения первым делом ограничила доступ незарегистрированных посетителей на его территорию и ввела складскую систему для спонсорской помощи, что и вызвало бурное обсуждение в социальных сетях, а также негодование волонтеров. Бывшая воспитатель утверждает, что просто шокирована новостью о назначении этого человека в учреждение для детей.

Со слов Гульнар, когда Кондыбаева отправлялась на поиски беглецов, все воспитатели в принудительном порядке обязаны были сдавать деньги на бензин, так как государство на поиски пропавших детей денег не выделяет. Одним из часто убегающих подростков был Никита Цыганков, и, работая воспитателем, Гульнара пыталась вразумить мальчика. «Я спросила его тогда, что же ты бегаешь постоянно? Все равно ведь тебя ловят. А он ответил, что уже не в силах терпеть издевательства Гульмиры Сансызбаевны. Она заставляет меня надевать платье и бюстгальтер, а я не хочу, мне стыдно», – рассказывает педагог. С ее слов, на все протесты по поводу издевательств над детьми работникам заявляли, что это не их дело.

Однажды зимой ребенок подошел к воспитателю и попросил забрать его на время, у Гульнары тогда уже были на каникулах трое детей, и она попросила потерпеть его до весны. Но мальчик ответил, что больше не может терпеть, в результате он вновь сбежал. Как рассказали воспитателю дети, накануне мальчика снова вызывала к себе Гульнар Кондыбаева. Через месяц пришло сообщение, что ребенка нашли замерзшим недалеко от трассы, хотя, как утверждает бывшая воспитатель, директор Уштобинского детдома доложил в департамент образования, что у Никиты был сахарный диабет и больное сердце, что и послужило причиной его смерти.

Гульнара утверждает, что эпизоды с переодеванием мальчиков она замечала и в дальнейшем. Однажды, заступив на ночное дежурство, она увидела, что один из воспитанников одет в женский сарафан, у него накрашены губы и щеки, ребенок плакал и ничего не говорил. Расспросив детей, она услышала, что днем на линейке Гульмира Кондыбаева заставила так нарядиться мальчика. Также Гульнара поведала о практике назначения в группах так называемых «старшаков» - взрослых и сильных воспитанников, которые с дозволения воспитателей не стеснялись давать волю рукам.

Помимо потворства жестокому обращению с детьми, Гульнара Джанысбаева обвиняет Гульмиру Кондыбаеву и в присвоении помощи от спонсоров. «Спонсорскую помощь, она не фиксировала, отвозила часть себе домой, остальное проверка нашла у нее в подсобке, которую она использовала как склад для своих нужд. Каждые три дня она меняла куртки, спортивные костюмы, обувь – все вещи предназначались детям, но до них не доходили. Был случай: поступили кроссовки в единственном экземпляре, очень модные, они достались  девочке-сироте, она была такая счастливая. Так Гульмира Сансызбаевна отобрала их у нее и без зазрения совести пришла в них на собрание. Я, когда узнала, от чего девочка так горько плачет, не выдержала и прямо на собрании высказала ей все, что накипело, в том числе и про кроссовки, в которых она безо всякого стыда перед нами сидела. С этого дня у нас с ней началась война, а там и мое первое увольнение», – говорит Гульнара.

Услышав о насильственном переодевании воспитанников в женскую одежду, мы решили подтвердить данную информацию. Один из выпускников детского дома в Уштобе, согласился встретиться с корреспондентом Total.kz и рассказать, через что ему пришлось пройти в бытность руководства Гульмиры Кондыбаевой. Сейчас молодому человеку уже 21 год, и он живет самостоятельной жизнью, давая нам интервью, он попросил не называть его имени.

Когда вы впервые встретили Гульмиру Кондыбаеву?

В 2004 году, тогда я рос в Уштобинском детском доме. Гульмира Сансызбаевна сначала занимала должность директора, но после того как поступило заявление о том, что мальчиков одевают в женские вещи, ее перевели на должность зама.

Такое случалось? Для чего парней одевали в женские вещи?

Такое у нас было наказание, если, например, кто-то пытался сбежать из детдома. Для поддержания дисциплины Гульмира Сансызбаевна организовала что-то вроде дедовщины. Она вызывала к себе девятиклассников, обещала им устроить их будущее, например, обеспечить поступление в медицинский колледж. Взамен ребята становились «старшаками» - они посредством физической силы держали остальных в страхе и заставляли выполнять ее волю. В том числе по ее указанию особо провинившихся заставляли одеваться в женскую одежду. Через это довелось проходить и мне, заставляли надевать лифчик, платья, туфли на каблуках, краситься косметикой. В таком виде приходилось ходить везде и даже спать так, раздеваться перед сном запрещали. Понимая, что ее мы слушаться не будем, действовала она руками «старшаков», но все происходило на ее глазах, под ее контролем. Бывало, что Гульмира Сансызбаевна могла просто молча смотреть, как кого-то из детей бьют, и не вмешиваться.

Почему вы сбегали из детского дома? Возможно, если бы у вас было прилежное поведение, отношение к вам было бы сносным?

Безнаказанность позволяла «старшакам» устраивать невыносимые условия для остальных. Нас каждый день били, издевались, не давали спать ночью. Иногда заставляли воровать железо, потом продавать его, все деньги отдавали «старшакам». Бывало такое, что у нас забирали еду, многие просто не могли уже выносить такой жизни и сбегали, в том числе и я.

Как вас находили?

У Гульмиры Кондыбаевой были хорошие связи в Талдыкорганском РОВД, а также среди «местных пацанов». Меня не могли найти четыре месяца, она же нашла за неделю. Когда меня везли обратно в детдом на «Газели», она била меня по ногам палкой, говорила, что это в наказание за побег. Мои объяснения о причинах побега Гульмира Сансызбаевна игнорировала. От тех ударов у меня остались шрамы на ноге. Когда она была директором, мы просто жили в страхе, детства там никакого не было, даже новогодние подарки до нас толком не доходили, один кулек конфет на двоих давали.

Услышав такое количество нелицеприятной информации в адрес одного человека, мы не могли не обратиться за комментариями к самому директору детдома. «Вымыслы и домыслы Гульнар Советовны о моей деятельности в те годы не являются основанием для того, чтобы ставить под сомнение мою репутацию как педагога и человека. Я, как и все граждане Республики Казахстан, имею право на защиту чести, достоинства и деловой репутации. Все приведенные факты не соответствуют действительности. Если склоки против меня не прекратятся, я буду вынуждена обратиться в правоохранительные органы и буду себя защищать в суде. Как директор детского дома я заявляю, что с моей стороны эпизодов с переодеваниями никогда не было, я не такой человек, и за свои действия я всегда отвечаю», – заявила Гульмира Кондыбаева, директор детского дома №1. На вопрос о причине смерти Никиты Цыганкова, упомянутого бывшей ночной воспитательницей, директор сообщила, что мальчик умер в результате болезни. Обвинения в свой адрес касательно присвоения неучтенных вещей из числа спонсорской помощи директор также категорически отвергает.

ИА Total.kz

Смотрите также:

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.


×