Топ-100 Слияние банков в Казахстане: условия диктует не рынок
  • 21 июля, 00:30
  • Астана
  • Weather icon +21
  • 325,56
  • 374,46
  • 5,51

Слияние банков в Казахстане: условия диктует не рынок Эксклюзив

Фото: Total.kz

В банковском секторе в Казахстане происходит консолидация. «Народный» купил пакеты акций «Казкома» за 1 тенге, «Цеснабанк» вошел в «Центркредит», «Альфа банку» переданы активы «Казинвестбанка» (профит приобретателя от сделки – всего 3%). Интересно, что как минимум две сделки из трех не выглядят особо привлекательными с точки зрения покупателя. Эксперты аудиторской компании Deloitte в Каспийском регионе – управляющий партнер Марк Смит и старший менеджер Бехзод Артыков – прокомментировали Total.kz, почему на рынке происходят сделки «без шампанского».

Марк Смит напомнил, что консолидация обычно начинается на зрелом рынке. Тогда наступает стадия так называемой perfect competition – идеальной конкуренции. Игроки мало чем отличаются друг от друга, и маржинальность индустрии падает. Именно это происходит сейчас в банковском секторе в Казахстане.

«У правительства и регулятора в этом случае есть выбор: либо банкротить банки, которые не выстояли, и от этого страдают как депозиторы, так и вся система в целом, начинается паника, как было в 2008 году, либо с помощью определенных рычагов помочь банкам слиться, избежав паники и сохранив целостность системы. Я думаю, Казахстан сейчас пошел по второму пути», – говорит Марк Смит.  

Оценивая самую крупную из последних сделок по слияниям и поглощениям в секторе – сделку «Халыка» и «Казкома» – сложно сказать, кто останется с выгодой – продавец или покупатель. «Здесь более очевидной является инициатива регулятора, чем инициатива самих банков», – считает представитель аудиторской компании.

Исследование Deloitte по слияниям и поглощениям во всех отраслях показало, что менее 20% сделок слияний и поглощений значительно увеличивают капитализацию. Из большинства неудачных сделок, 30% неудач связаны с ошибками, допускаемыми во время заключения сделки (например, слишком высокая цена сделки), а 70% неудач связаны с ошибками, допускаемыми после завершения сделки, когда руководство сталкивается с задачей интеграции двух организаций. В случае сделки «Казкома» и «Халыка» цена, наоборот, низкая. Но тут важна не столько цена сделки, важно то, насколько эффективным будет «большой» банк и как пройдет «постмиграционная» интеграция, так как процесс интеграции намного сложнее, чем процесс слияния. Типичные ошибки, допускаемые при интеграции:

  • неправильное планирование интеграции;
  • отсутствие руководства программой;
  • отсутствие формального и быстрого процесса принятия решений;
  • отсутствие согласованности между руководством по поводу обоснования слияния;
  • посвящение слишком большого количества времени на организационную политику;
  • отвлечение от повседневной деятельности;
  • недостаточное внимание к клиентам.

«Технологически «Казком» является одним из самых прогрессивных в Казахстане. Если менеджеры найдут правильную стратегию интеграции как IT, так и команд, тогда «Халык» выиграет от слияния. Комментировать, дорого или дешево «Халык» покупает «Казком», трудно, время покажет», – считает старший менеджер компании Deloitte в Каспийском регионе Бехзод Артыков.

Единственное, чего, по его мнению, нужно опасаться, это концентрации рисков, очень большой для одного банка.  Ему будет принадлежать почти половина рыночной доли банковского сектора Казахстана. Как можно снизить такие риски?

«Теоретически, надо не давать большому банку возможности оставаться настолько большим, насколько это подвергает системному риску весь банковский и финансовый секторы. К примеру, власти США, Великобритании, Франции и других стран с развитым банковским сектором после кризиса 2008 года пытались это сделать, но так и не смогли – банки, страховые и ипотечные компании на сегодня остаются крупными, а в некоторых случаях крупнее, чем были до начала кризиса. Поэтому теоретически это возможно, но на практике не происходит. Есть определенные инструменты, например, разделение инвестиционного подразделения и розничного и тому подобное, но в данном случае это все равно, что, разделить 100 тенге и рассовать их по разным карманам. «То есть высокий риск большого банка пока остается. Почему сейчас становятся популярными криптовалюты? Они децентрализованы и могут быть ответом на то, как снижать концентрационные риски банков», – говорит Бехзод Артыков.

Возникает и другой немаловажный вопрос: как такой большой банк повлияет на всех остальных игроков? «Маленьким банкам действительно придется сложно. Конкурировать с большим банком лоб в лоб не получится. Скорее всего, они пойдут по другому пути и будут более инновационными, попутно сегментируя свои продукты и клиентскую базу. У большого банка преимущество в банкоматах, отделениях и относительной «безопасности» вкладов. Но маленькие банки могут быстрее уйти в сегментацию и глубокую аналитику клиентской базы, более гибкий и направленный сервис обслуживания и детальное внимание к своим клиентам, электронные кошельки, финтех, мобильный банкинг», – предполагает старший менеджер компании Deloitte в Каспийском регионе Бехзод Артыков.

Также представитель Deloitte успокоил казахстанцев и ответил на вопрос: сможет ли «Большой» банк воспользоваться своим преимущественным положением и устроить демпинг с целью устранения конкурентов?

«Это можно сделать, опять же, теоретически. Наверняка «Халыку» хватило бы финансов, чтобы опустить процентные ставки на какой-то срок с целью переманивания клиентов. Но ведь есть регулятор, который смотрит на рынок и все видит», – считает эксперт.

По мнению г-на Артыкова, открытия новых местных банков в Казахстане в ближайшее время не предвидится. Массового прихода корпораций в Казахстан, за которыми вслед приходят международные банки, тоже пока не наблюдается.

«Поэтому банков, наверное, станет еще меньше, они будут более инновационными, оцифрованными и эффективными», – говорит г-н Артыков.

Аппетиты для покупки банков у инвесторов, по его мнению, наверное, есть, но не казахстанских. «Мы видим, что иностранным банкам и компаниям казахстанские банки пока неинтересны», – говорит Бехзод Артыков. Из-за проблемных активов на балансах. По его словам, списать такие активы в Казахстане технически достаточно несложно. Но есть еще и политический аспект. Ситуация в Казахстане сейчас напоминает ему ситуацию с японскими банками в начале 90-х. Японский bubble тогда лопнул, и банки остались с огромным портфелем неликвидных активов, которые они списывать не хотели. С тех пор прошло 30 лет, и до сих пор в Японии можно найти банки с «зомби-активами», а в США и Англии, наоборот, все прошло гораздо быстрее. Хотя в той же Англии 73% RBS банка, все еще убыточного финансового института, до сих пор принадлежит правительству Великобритании, которое не смогло избавиться от этого актива с прибылью. «И в Казахстане мы не думаем, что это будет быстро. Это будет медленно», – считает эксперт.

Банкиры ожидают, что доходность банковских операций в Казахстане продолжит снижаться. К примеру, об этом недавно заявил глава казахстанского ForteBank. Как вариант повышения профита финкомпании покупают друг друга, чтобы приобрести пул клиентов. Достаточно вспомнить сделки «Альфа Банка» и «Казинвестбанка», «Фридом Финанса» и «Асыл Инвеста».

По мнению Бехзода Артыкова, возможностей заработать сейчас действительно меньше. «Для того чтобы повысить доходность в Казахстане, надо либо снижать операционные затраты на ведение бизнеса, либо увеличивать количество банковских продуктов. Но на рынке Казахстана потребитель пока не готов их потреблять».

К примеру, американцы массово покупают акции и облигации. Казахстанцы исторически инвестировали деньги в недвижимость, в недавнем времени в автомобили из России – это говорит о предпочтении вкладывать денежные средства в «материальные» активы.

«Я работал четыре года в одном из банков Гонконга, и даже многие гонконгцы, хотя живут в одном из финансовых центров Азии, воспринимают инвестирование в ценные бумаги как игру в казино. Здесь восприятие, как минимум, такое же», – говорит Бехзод Артыков.

«Типичный «хлеб», на котором раньше зарабатывали банки, – кредиты. Экономика не растет, и уровень выдачи кредитов платежеспособным клиентам снизился.  Очень мало секторов в экономике, где в крупном бизнесе можно получить прибыль в 20%, после оплаты кредитов ставка которой достигает свыше 20%. Исследование Deloitte выявило, что в секторе МСБ реальная прибыль может достигать и 35%, но число таких компаний не достигает необходимой критической массы, да и конкуренция между банками за ними очень большая. В цепочке создания стоимости электронных кошельков маржинальность банков тоже ниже других игроков: они эмитируют деньги, но сливки сметают другие, такие как qiwi.kz или processing.kz и другие игроки цепочки. Ипотека практически заморожена.  «Роботизация процессов, аналитика данных и клиентской базы может помочь снизить операционные расходы банкам и поднять доходность. Удивительно, но еще не все банки это сделали», – говорит эксперт.

В сухом остатке, чтобы повысить доходность, банкам нужно дождаться следующего витка экономического роста. По оптимистическим прогнозам АБР и ЕБР, экономический рост в Казахстане в ближайшие годы будет в пределах 2,2-3,5% в 2018-м году соответственно.  Во времена, когда в Казахстане раздавались кредиты с хорошей маржинальностью, экономика росла минимум на 7-8% год.

Тем не менее и громких банкротств в секторе, по мнению Deloitte, ожидать не стоит. Тут опять на сцену выходит регулятор. Даже в США – в стране с развитой рыночной экономикой – когда лопнул Lehman Brothers, федеральный банк США быстро среагировал, не дав остальным крупным банкам лопнуть, и таким образом приостановил системный риск.

«Некоторые мелкие банки в США тогда обанкротились, но они не несли больших системных рисков. В Казахстане каждый маленький банк может нести такой риск. Поэтому, я думаю, регулятор будет следить за этим очень внимательно и решения принимать соответствующие. Это не тот случай, когда рыночная экономика будет диктовать условия в банковском секторе», – констатирует Бехзод Артыков. По его словам, тот факт, что пока ни один банк не лопнул и ни одно физическое лицо не пострадало, говорит о том, что работа проводится компетентно.

Успех не в самом слиянии, а в постмиграционном сопровождении, убежден эксперт. «Наметился определенный тренд: банки активны в привлечении консалтинга к сделкам по слияниям и поглощениям, и все менее активны в привлечении консалтинга в целом», – говорит он. Первая волна привлечения консалтинга была связана с cost cutting – снижением затрат банками. Сейчас они справляются с этим сами. Помимо сделок по слияниям и поглощениям, консалтинг может быть интересен технологически менее развитым банкам. «Часто банки спрашивают: идти ли нам в Digital? Как мы можем конкурировать с «Казкомом»?  Если такие банки до сих пор не оцифровались, значит, самостоятельно они это сделать уже, скорее всего, не смогут», – говорит представитель Deloitte.

Технологическое отставание в Казахстане есть, как ни странно, у иностранных высокотехнологичных банков, в том числе российских. Такие игроки могут сильно различаться у себя «дома» и в Казахстане. «Когда иностранный банк заходит на рынок, то делает это осторожно, так сказать, «дешево и сердито». Последние технологии в Казахстане внедряться, скорее всего, не будут. Даже крупные международные банки часто заводят старую платформу или систему и смотрят, как пойдет бизнес», – говорит Бехзод Артыков. Исключения для них составляют стратегически более важные рынки (сейчас это растущие экономики Китая и Вьетнама), куда направлены все силы для развития передовых технологий. В таких случаях банки идут на риск и агрессивно увеличивают CAPEX.   

Конкурент у банков, по его мнению, может появиться с другой, неожиданной стороны – со стороны телекомкомпаний, которые также столкнулись с падением доходов и рассматривают возможности быть МФО в Казахстане, чтобы выдавать займы своим клиентам. Возникает вопрос: почему, если так легко можно перекинуть баланс другу, нельзя так же легко перекинуть деньги? «У телекома пока не получается отхватить кусок бизнеса у банков только потому, что банковские продукты и услуги – лицензируемые. Но если они приобретут банк и если регулятор это разрешит, то тогда телеком может потенциально конкурировать с банками», – уверен эксперт из Deloitte.

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.