Топ-100 Жизни детей из специнтерната Аягоза оценили в 97 230 тенге
  • 24 января, 05:47
  • Астана
  • Weather icon -20
  • 419,69
  • 510,89
  • 5,63

Жизни детей из специнтерната Аягоза оценили в 97 230 тенге

Фото: philenews.com

Пользователи социальных сетей возмущены приговором в отношении врачей учреждения.

Аягозский районный суд вынес приговор трем медицинским работникам КГУ «Аягозский детский центр оказания специальных социальных услуг» (ЦОССУ) по делу о смерти четырех воспитанников интерната, передает корреспондент Total.kz.

Экс-заведующая медицинским отделом врач-терапевт Елена Токтажанова, обвиняемая по ч. 4 ст. 317 Уголовного кодекса РК (ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, квалифицируется как преступление средней тяжести), была осуждена на 3 года 6 месяцев. Она вела лечение троих воспитанников. Дети впоследствии умерли в Аягозской межрайонной больнице.

Двоим другим, врачам-педиатрам Альмире Задабековой и Разие Мангазбаевой, обвиняемым по ч. 3 ст. 317 УК РК (ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть человека, квалифицируется как преступление небольшой тяжести), назначили лишение свободы сроком на два года. Они вели лечение одного ребенка.

Кроме того, осужденные лишены права заниматься деятельностью, связанной с оказанием медицинской помощи, на 1 год 6 месяцев. Помимо этого, они должны выплатить в Фонд компенсации пострадавшим 97 230 тенге: Елена Токтажанова — 15 МРП (41 670 тенге), Альмира Задабекова — 10 МРП (27 780 тенге), Разия Мангазбаева — 10 МРП (27 780 тенге). Также в пользу государства взысканы процессуальные издержки 116 259 тенге, 17 781 тенге и 17 781 соответственно.

С 1 июля 2018 года введены в действие нормы закона «О Фонде компенсации потерпевшим» в части взыскания принудительных платежей с виновных в совершении уголовных правонарушений лиц. Компенсация предусмотрена жертвам насильственных преступлений. Выплаты осуществляются несовершеннолетним жертвам сексуального насилия, жертвам торговли людьми или пыток, лицам, которым в результате преступления нанесен тяжкий вред здоровью или зараженным вирусом СПИДа, законным представителям в случае смерти потерпевшего. Сумма принудительного взыскания составляет от 5 до 30 МРП в зависимости от тяжести преступления. Компенсация из фонда осуществляется в виде единовременной финансовой выплаты.

 

Более того, судебное заседание велось в рамках процессуального соглашения: между подсудимыми и прокурором была заключена сделка о признании вины, поэтому суд не допрашивал их и не исследовал доказательства по делу. То есть, признавая свою вину, подсудимые надеялись на более мягкий приговор. В качестве потерпевшей стороны выступал Аягозский детский ЦОССУ, где и произошла трагедия.

«Если бы у этих детей были родители, то потерпевшими были бы они», — объяснил решение судья Бергали Мергенбаев.

Отметим, что руководство учреждения не возражало против соглашения. С июля 2020 года директором  ЦОССУ является Шолпан Макашова, ранее занимавшая пост главного педиатра Восточно-Казахстанской области. Сроки в отношении всех троих медиков условные с пробационным контролем. Причина — суд принял во внимание, что один из медиков —  пенсионер, другая воспитывает маленьких детей, а третья беременна.

К слову, изменились и причины смерти детей. Согласно заключению дополнительной судебно-медицинской экспертизы от 11 сентября 2020 года, официальный диагноз — двусторонняя бронхиальная пневмония: у двоих — гнойно-фиброзного характера, а третьего — гнойно-десквамативная.

Между тем, как следует из комментариев в социальных сетях, люди остались недовольны приговором, посчитав его слишком мягким.

«Это правосудие?! Позор судьям! Их самих нужно судить за такие приговоры и решения», — негодует один из пользователей Instagram под сообщением о приговоре.

«Мало того, что срок условный, так еще запрет на оказание медпомощи полтора года. Это как так бывает-то? У них срок даже не закончится, а они уже смогут к людям подходить со своими «грязными» руками», — возмущается другой пользователь.

Комментаторов возмутил и тот факт, что были привлечены только медики, а, к примеру, экс-руководитель специнтерната, который является также опекуном детей, «ушел» от правосудия. Отметим, что карантин был введен в учреждении 7 апреля, и на тот момент обязанности директора Аягозского детского ЦОССУ исполняла Жанар Мустафаева. В эпидзоне вместе с детьми она пробыла до 17 мая.

«Почему директора этого центра не осудили? Почему сроки условные?» — пишет одна из комментаторов.

«Тут нечему удивляться, рыба гниет с головы, каков поп, таков и приход, с прокурором соглашение они заключили (людей за дураков держат). Посмотрим, как с богом удастся заключить соглашение. Он все вернет, каждой по заслугам», — отмечает другой.

Читателей возмутил и сам диагноз, озвученный в суде.

«Ранее писали, смерть наступила вследствие черепно-мозговой травмы, а сейчас пневмония. Четыре ребенка погибли, и что? Условно», — сокрушается неравнодушный комментатор.

«А кто детям головы проломил? И эти люди через 1 год и 6 месяцев будут продолжать «лечить» детей! Это ужас!» — возмущается пользователь Инна.  

 «Позор такому государству, которое не может защитить самых беззащитных», — пишет пользователь Татьяна.

К слову, в деле почему-то фигурировали только трое детей, хотя в специнтернате за апрель умерли четверо воспитанников.

Напомним, в течение апреля 2020 года внезапно друг за другом умерли четыре воспитанника учреждения: первый ребенок (мальчик, 2008 г.р.) умер 2 апреля, второй — 11 апреля (мальчик, 2009 г.р.), третий — 20 апреля (мальчик, 2006 г.р.), четвертый ребенок — 29 апреля (девочка, 2012 г.р.).

Ситуация вызвала широкий общественный резонанс. 18 мая Аягозским РОП ДП ВКО было начато досудебное расследование по ст. 317 ч. 4 УК РК — ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинскими работниками, повлекшее по неосторожности смерть двух и более человек. 20 мая межведомственная комиссия приступила к проверке. Позже, ссылаясь на предварительные результаты, сообщили, что дети поступили в Аягозское ЦРБ в крайне тяжелом состоянии из-за поздней госпитализации. Ответственные должностные лица, комментируя смерть детей, все как один утверждали, что они умерли в связи с осложнениями врожденных заболеваний. Этим объяснили и крайнее истощение умерших. Отметим, что во всех четырех случаях летального исхода были выявлены дефекты белково-энергетической недостаточности (БЭН) из-за недостаточного питания, которое характеризуется остановкой или замедлением набора массы тела. К примеру, у девочки, которая умерла в апреле, дефицит массы тела составил более 60%. Проверка выявила БЭН у 16 детей из 100 услугополучателей (1-я степень – у двух детей; 2-я степень – у 10 детей; 3-я степень – у четверых детей). Фактический вес одного из них составлял 19,8 кг при норме веса 41 кг в 16 лет.

В общем, о наличии двусторонней бронхиальной пневмонии изначально не было и речи. Поскольку в первых трех случаях вскрытие для определения причин смерти не проводилось, была назначена эксгумация трупов детей. К слову, проверка тогда обнажила ряд других серьезных проблем. К примеру, сотрудники ЦОССУ не владели навыками оказания первичной реанимационной помощи, экстренной неотложной помощи детям, находящимся в критическом состоянии. Не проводилась плановая госпитализация воспитанников, подлежащих реабилитационному и восстановительному лечению, и многое другое. Отсутствовали сведения о воспитанниках до июня 2020 года в ИС «Регистр прикрепленного населения» (РПН – это единая централизованная информационная база данных о фактическом количестве прикрепленного населения к каждой организации здравоохранения, оказывающей первичную медико-санитарную помощь в рамках ГОБМП). Аналогичные нарушения были выявлены прокуратурой области еще в 2019 году. Информацию тогда направляли на имя заместителя акима ВКО Асем Нусуповой. Она занимала это кресло с ноября 2016 года по декабрь 2019-го. В настоящее время Нусупова – вице-министра здравоохранения РК. 

Результаты судебно-медицинской экспертизы после эксгумации тел трех мальчиков, озвученные в ноябре, вызвали глубокий шок. Выяснилось, что детям были нанесены  следующие телесные повреждения: у первого воспитанника (2006 года рождения) ушиб головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние, закрытая черепно-мозговая травма (ЗЧМТ), у второго (2009 г.р.) — ушиб головного мозга, перелом свода и основания черепа, ЗЧМТ, у третьего (2008 г.р.) — ушиб головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние, перелом основания черепа, ЗЧМТ. Однако руководство департамента полиции ВКО поспешило заверить общественность, что обнаруженные телесные повреждения (ушибы головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние, закрытые черепно-мозговые травмы, перелом свода и основания черепа) «в причинно следственной связи с их смертью не состоят». И даже не пояснили, каким образом и когда дети могли получить эти травмы (неофициально чиновниками выдвигается следующая версия: якобы следы травм появились из-за неосторожного обращения с телами при их захоронении или эксгумации). Сейчас уголовное дело по ст. 106 УК РК — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью — находится на рассмотрении Следственного управления ДП ВКО.

К слову, тогда руководитель Управления координации занятости и социальных программ ВКО Жасулан Сарсебаев заявлял СМИ, что за допущенные нарушения, выявленные комиссией Минтруда и соцзащиты населения в ходе проверки с 20 мая по 6 июня, директор Аягозского детского ЦОССУ Нурлан Кантаев привлечен к дисциплинарной ответственности (выговор и строгий выговор) и уволен по отрицательным мотивам. Однако, как выяснилось позже, информация не соответствовала действительности: Нурлан Кантаев ушел по собственному желанию. В связи с нарушением требований Этического кодекса государственного служащего акимат Восточно-Казахстанской области привлек Жасулана Сарсебаева к дисциплинарной ответственности (выговор), несмотря на рекомендации Совета Агентства РК по делам государственной службы в ВКО вынести наказание в виде строгого выговора.

Будет ли установлена следственным управлением истинная причина смерти детей и понесут ли наказание виновные, покажет время. Если нет — мы получим очередную жизненную историю о «справедливости» казахстанского правосудия. А самое печальное во всем этом — то, что из-за подобной безнаказанности есть риск повторения таких страшных трагедий. За закрытыми дверями аналогичных центров по уходу за больными и беззащитными детьми...


Смотрите также:

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.