Топ-100 Смерть детей в спеццентре Аягоза: МВД РК не нашло виновных
  • 21 февраля, 06:54
  • Астана
  • Weather icon -28
  • 452,94
  • 489,04
  • 4,9

Смерть детей в спеццентре Аягоза: МВД РК не нашло виновных

Результаты повторного судебно-медицинского исследования с привлечением зарубежных экспертов в МВД РК также отказались озвучивать.

Досудебное расследование по делу Аягозского детского центра оказания специальных социальных услуг, где при невыясненных обстоятельствах умерли четверо воспитанников, приостановлено. Полиция не смогла установить лицо, совершившее преступление, передает корреспондент Total.kz.

«Срок досудебного расследования прерван по пункту 1 части 7 статьи 45 Уголовно-процессуального кодекса РК (в связи с неустановлением лица, совершившего уголовное правонарушение)», — сообщили в пресс-службе Министерства внутренних дел РК на запрос редакции Total.kz.

Ранее, в марте 2022 года, МВД РК сообщало, что «срок досудебного расследования по уголовному делу прерван, проводятся необходимые оперативно-розыскные мероприятия». Однако, что за мероприятия и завершены ли они, в профильном министерстве отказались комментировать, сославшись на статью 201 УПК РК.

Также были проигнорированы вопросы о причинах, которые повлияли на ход следствия, проводилось ли вскрытие детей до проведения эксгумации, происхождении черепно-мозговых травм, переломов и ушибов, которые были найдены на телах несовершеннолетних, и на основании каких документов официальные должностные лица в один голос озвучивали СМИ версию, что дети скончались от хронических заболеваний и почему эксперт смог «не заметить» у детей такие тяжкие травмы.

Напомним, весной 2020 года в КГУ «Аягозский детский центр оказания специальных социальных услуг» (ЦОССУ) умерли четыре воспитанника учреждения: первый ребенок (мальчик, 2008 г.р.) умер 2 апреля, второй — 11 апреля (мальчик, 2009 г.р.), третий — 20 апреля (мальчик, 2006 г.р.), четвертый ребенок — 29 апреля (девочка, 2012 г.р.). 18 мая Аягозским РОП департамента полиции Восточно-Казахстанской области было начато досудебное расследование по статье 317 ч. 4 Уголовного кодекса РК — «Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинскими работниками, повлекшее по неосторожности смерть двух и более человек». 

20 мая межведомственная комиссия приступила к проверке. Позже, ссылаясь на предварительные результаты, сообщали, что дети поступили в Аягозскую ЦРБ в крайне тяжелом состоянии из-за поздней госпитализации. В первых трех случаях вскрытия для определения причин смерти не проводилось, в связи с чем была назначена эксгумация трупов детей. 

Согласно предварительным результатам судебно-медицинского исследования, были обнаружены следующие телесные повреждения: у первого воспитанника (2006 года рождения) ушиб головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние, закрытая черепно-мозговая травма (ЗЧМТ), у второго (2009 г.р.) — ушиб головного мозга, перелом свода и основания черепа, ЗЧМТ, у третьего (2008 г.р.) — ушиб головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние, перелом основания черепа, ЗЧМТ.

9 июня были начаты три досудебных расследования по ст. 106 УК РК — «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» — и соединены в одно производство. Отметим, что руководство ДП ВКО сразу же поспешило заверить общественность, что обнаруженные телесные повреждения (ушибы головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние, закрытые черепно-мозговые травмы, перелом свода и основания черепа) «в причинно-следственной связи с их смертью не состоят». И даже не пояснили, каким образом и когда дети могли получить эти травмы.

30 июня дальнейшее расследование уголовного дела Генеральной прокуратурой РК поручено управлению специальных прокуроров прокуратуры ВКО. 30 октября уголовные дела по факту получения тяжких телесных повреждений выделены в отдельное производство и направлены для проведения расследования в Следственное управление ДП ВКО. Позже сообщалось, что дело находится под контролем МВД РК и проводится судебно-медицинское исследование с привлечением зарубежных экспертов. Но его результаты так и не были обнародованы.

Бывший директор Аягозского детского ЦОССУ Нурлан Кантаев, возглавлявший учреждение с 13 апреля по 3 июля 2020 года, пояснил, что 7 апреля в центре был введен карантин. Тогда же, согласно закону РК «О чрезвычайном положении» и нормативно-правовым актам касательно карантина, вся ответственность была возложена на первого руководителя — с ноября 2019 года и до 13 апреля 2020 года обязанности директора Аягозского детского ЦОССУ исполняла Жанар Мустафаева (супруга Болата Мустафаева, который с 2016 по 2020 год занимал кресло руководителя отдела ЖКХ, пассажирского транспорта, автомобильных дорог, строительства и жилищной инспекции Аягозского района ВКО, позже он был осужден). В зоне карантина вместе с детьми она пробыла до 17 мая.

«После сдачи анализа на COVID-19 с 17 мая я был допущен в карантинную зону к детям. Вскрытия тел трех детей не проводились. Первые два воспитанника умерли до моего назначения на должность директора. Третий ребенок умер 20 апреля, похоронили его только 27 апреля. Ждали заключение Аягозского ЦРБ. Но Жанар Мустафаева и заведующая медицинским отделением ЦОССУ Елена Токтажанова заявили, что вскрытие не может быть проведено из-за отсутствия патологоанатома, и настаивали на скорейшем захоронении, мотивируя это тем, что тело ребенка уже столько дней пролежало», — объяснил Нурлан Кантаев, добавив, что все это он написал в своей объяснительной сотрудникам районной прокуратуры и специальным прокурорам.

К слову, увольнение экс-директора тогда не обошлось без скандала. На тот момент пост руководителя управления координации занятости и социальных программ ВКО занимал Жасулан Сарсебаев (в настоящее время он работает руководителем аппарата акима области Абай). Он заявил СМИ, что директор Аягозского детского ЦОССУ Нурлан Кантаев был привлечен к дисциплинарной ответственности (выговор и строгий выговор) за допущенные нарушения, выявленные комиссией Минтруда и соцзащиты населения в ходе проверки с 20 мая по 6 июня. В связи с этим он был уволен по инициативе управления, причем по отрицательным мотивам. Однако, как выяснилось позже, Нурлан Кантаев был уволен по собственному желанию в связи с ухудшением состояния здоровья — повышенное артериальное давление и сахарный диабет. В связи с нарушением требований Этического кодекса государственного служащего Жасулана Сарсебаева привлекли к дисциплинарной ответственности (выговор), несмотря на рекомендации Совета Агентства РК по делам государственной службы в ВКО вынести наказание в виде строгого выговора.

На фото: Жасулан Сарсебаев. 

Что касается Жанар Мустафаевой, то ей удалось выйти практически сухой из воды. Будучи на посту исполняющего обязанности первого руководителя ЦОССУ, она не доложила своевременно о смерти двух воспитанников, умерших 2 и 11 апреля 2020 года, в управление координации занятости и социальных программ ВКО, но никаких взысканий от вышестоящего органа не последовало.

Ответственные должностные лица, комментируя смерть детей, все как один утверждали, что они умерли в связи с осложнениями врожденных заболеваний. Этим объяснили и крайнее истощение умерших. Отметим, что во всех четырех случаях летального исхода были выявлены дефекты белково-энергетической недостаточности (БЭН) из-за недостаточного питания, которое характеризуется остановкой или замедлением набора массы тела. К примеру, у девочки, которая умерла в апреле, дефицит массы тела составил более 60%, то есть ребенок умер от крайнего истощения. 

К слову, проверка выявила БЭН у 16 детей из 100 услугополучателей (1-я степень — у двух детей; 2-я степень — у 10 детей; 3-я степень — у четверых детей). Фактический вес одного из них составлял 19,8 килограмма при норме веса 41 килограмм в 16 лет. Эти факты, как следует из документов, указывали на отсутствие полноценного рациона питания детей и введения прикормов при тяжелых формах БЭН. Это безмолочные каши, мясное и овощное пюре и т. п. Кстати, проверяющие тогда так и не нашли на складах заявленные в госзакупках красную рыбу, икру, деликатесные сорта колбас, шоколадные изделия и т. п. Из материалов проверки следовало, что сотрудники ЦОССУ не владели навыками оказания первичной реанимационной помощи, экстренной неотложной помощи детям, находящимся в критическом состоянии. Не проводилась плановая госпитализация воспитанников, подлежащих реабилитационному и восстановительному лечению, и многое другое. Кстати, сведения о воспитанниках до июня 2020 года отсутствовали в ИС «Регистр прикрепленного населения» (РПН — это единая централизованная информационная база данных о фактическом количестве прикрепленного населения к каждой организации здравоохранения, оказывающая первичную медико-санитарную помощь в рамках ГОБМП). 

Аналогичные нарушения были выявлены прокуратурой области еще в 2019 году. Тогда было установлено, что детскую психиатрическую помощь оказывает врач, не имеющий соответствующего сертификата, вместо педиатра опять же работал терапевт. Управление своевременно не обеспечивало детей ортопедической обувью, а обучение проходило с нарушениями — по авторской программе Зульфии Мовкебаевой, заимствованной из интернета. Информацию тогда направляли на имя заместителя акима ВКО Асем Нусуповой (занимала это кресло с ноября 2016 года по декабрь 2019-го), но, как выяснилось позже, меры так и не были приняты. Сейчас 48-летняя чиновница занимает пост заместителя акима Алматы Ерболата Досаева.

На фото: Асем Нусупова. 

В декабре 2020 года Аягозский районный суд вынес приговор трем медицинским работникам ЦОССУ по делу о смерти четырех воспитанников. Так, по решению суда экс-заведующая медицинским отделом врач-терапевт Елена Токтажанова, которая вела лечение троих воспитанников, была осуждена по ч. 4 ст. 317 Уголовного кодекса РК («Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц», квалифицируется как преступление средней тяжести), на 3 года 6 месяцев.

Двоим другим врачам-педиатрам Альмире Задабековой и Разие Мангазбаевой, обвиняемым по ч. 3 ст. 317 УК РК, назначили лишение свободы сроком на два года. Они вели лечение одного ребенка.

Кроме того, осужденные были лишены права заниматься деятельностью, связанной с оказанием медицинской помощи, на 1 год 6 месяцев. Помимо этого они должны выплатить в Фонд компенсации пострадавшим 97 230 тенге: Елена Токтажанова — 15 МРП (41 670 тенге), Альмира Задабекова — 10 МРП (27 780 тенге), Разия Мангазбаева — 10 МРП (27 780 тенге). Также в пользу государства взысканы процессуальные издержки 116 259 тенге, 17 781 тенге и 17 781 соответственно.

«Если бы у этих детей были родители, то потерпевшими были бы они», — объяснил решение судья Бергали Мергенбаев.

Источники фото: factum.kz, zakon.kz, vkgu.kz, yk-news.kz, pm.kz. 

Смотрите также:

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.


×